The 17th International Saga Conference
Table of contents
Share
QR
Metrics
The 17th International Saga Conference
Annotation
PII
S241377150007300-3-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Yekaterina Yakovenko 
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences
Address: Bolshoi Kislovsky Lane 1, Bld. 1, Moscow, 125009, Russia
Pages
77-80
Abstract

       

Received
03.12.2019
Date of publication
05.12.2019
Number of purchasers
54
Views
1280
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 С 12 по 17 августа 2018 г. в Исландии прошла 17-я Международная конференция, посвященная исландским сагам (The 17th International Saga Conference), ставшая крупнейшим событием в области исландской литературы и саговедения. Международная конференция по исландским сагам проводится один раз в три года в разных странах и насчитывает без малого сорокалетнюю историю: первый научный форум такого рода состоялся в 1971 г. в Эдинбурге, последующие проходили в Рейкьявике (1973), Осло (1976), Мюнхене (1979), Тулоне (1982), Хельсинки (1985), Сполето (1988), Гётеборге (1991), Акюрейри (1994), Трондхейме (1997), Сиднее (2000), Бонне (2003), Дареме и Йорке (2006), Упсале (2009), Орхусе (2012), Цюрихе и Базеле (2015). Как показывает приведенный перечень, география конференций не ограничивается североевропейским регионом. Сама Исландия становилась принимающей страной лишь три раза: в 1971, 1994 и, после долгого перерыва, 2018 г. Организаторами научного форума выступили Институт исландских исследований имени Арни Магнуссона и Университет Исландии.
2 Проведение очередной конференции в Исландии было глубоко символично: в 2018 г. страна отмечала 900-летие первого собственно исландского свода законов Hafliðaskrá (1117-1118). Сам сборник законов не сохранился, но получил известность благодаря упоминаниям о нем в других рукописях. Становление исландской государственности, формирование этических, социальных, религиозных норм исландского общества нашли отражение в сагах, датируемых XIII в. Символичным был и выбор девиза – “Með lögum skal land byggja” (букв. “на законах будет страна строитьсяˮ), что можно было бы перевести как “страна на законах стоять будетˮ. Это изречение впервые появилось в несколько ином виде на древнедатском языке в предисловии к Ютскому закону (Jyske Lov) – праву Ютландии, кодифицированному в правление короля Вальдемара II в 1241 г. Ютский закон сохранял свою значимость на протяжении 300 лет, в т.ч. в период фактического нахождения Исландии в составе Дании. Высказывание было хорошо известно: его древнеисландский вариант приводится в качестве аллюзии в саге о Ньяле: “með lögum skal land vort byggja en eigi með ólögum eyða” “закон страну хранит, а беззаконие губитˮ (пер. В.П. Беркова). Интересно, что в настоящее время изречение является девизом исландской полиции и спецназа, который называется Víkingasveitin (букв. “отряд викинговˮ).
3 Для проведения заседаний были выбраны Университет Исландии, крупнейшее высшее учебное заведение страны, и Рейкхолт, священное для исландцев место, связанное с именем Снорри Стурлусона (1178–1241) – древнеисландского скальда, ученого, политического деятеля. Снорри Стурлусон является автором “Младшей Эддыˮ и “Круга земногоˮ, ему приписывается также авторство отдельных саг, в т.ч. “Саги о Ньялеˮ. Снорри был одной из ключевых фигур исландского общества эпохи феодальной раздробленности, одновременно выступая в качестве сторонника норвежского короля и законоговорителя альтинга, что позволяло ему решать многие политические вопросы. Он провел большую часть жизни в своей усадьбе на хуторе Рейкхолт, где и был убит представителями враждебной группировки. В конце ХХ в. на месте сожженной усадьбы был выстроен культурный центр, ставший местом проведения научных и культурных мероприятий.
4 Торжественное открытие конференции состоялось 13 августа 2018 г. в Университете Исландии. Конференцию открыл президент Исландии Гвюдни Торласиус Йоуханнессон. С приветственным словом к участникам обратились Сванхильдур Оускарадоухтир, председатель оргкомитета, Йоун Атли Бенедиктсон, ректор Университета Исландии, и Гудрун Нордаль, директор Институт исландских исследований имени Арни Магнуссона. Право прочитать первый пленарный доклад было предоставлено Кэрол Клоувер (США), видному специалисту в области саговедения. В своем выступлении исследовательница отметила, что саги должны исследоваться не только как художественный текст, но и как источник исторических фактов, и призвала к разработке исторического направления в саговедении. Два других пленарных доклада, сделанные Леной Рорбах (Швейцария) и Эндрю Уоном (Великобритания), также носили междисциплинарный характер. Лена Рорбах сосредоточилась в своем выступлении на исландских законах конца XIII в., которые, в отличие от первого свода, хорошо сохранились и представлены в нескольких рукописях: Konungsbók (Королевском кодексе), Staðarhólsbók, включающей большой сборник законов “Серый гусьˮ (исл. Grágás, происхождение названия остается спорным), а также сборнике секулярного права Jónsbók и сборнике канонического права, составленном по указанию епископа Арни Торлаксона. Рукописи XIII в. дошли до наших дней в многочисленных списках и подверглись существенной правке. Большой интерес представляет характер исправлений, отражающих изменения в структуре исландского общества на протяжении XI–XIII вв.
5 Эндрю Уон, признанный специалист по исландским сагам, посвятил свой доклад одной из наиболее известных саг – “Саге о Ньялеˮ, наиболее поздний список которой – Urðabók – датируется XVIII в. Докладчик уделил большое внимание происхождению рукописи, ее корреляции с другими списками, специфике языка и стиля. В XVIII в. “Сага о Ньялеˮ получила неоднозначную интерпретацию в церковных и светских кругах Исландии, в частности, в связи со сменой таких направлений в искусстве, как барокко, классицизм и ранний романтизм.
6 Секционные доклады, сделанные на конференции, отличались большим разнообразием. Секции были сгруппированы по четырем направлениям: 1) происхождение и распространение саг (дискуссии и происхождении отдельных саг, текстологический анализ рукописей, преемственность и различия между списками одного произведения, каноничность текстов, специфика восприятия саг в те или иные исторические эпохи, переводы саг и др.); 2) саги как художественные тексты (новые подходы к филологическому изучению саг, стилистический анализ саг, анализ содержания саг в культурно-историческом контексте, поэтика саг); 3) картина мира, представленная в сагах (культурные контакты и мультикультурализм, гендерный аспект саг, семейные отношения в сагах, изображение сверхъестественного в сагах и др.); 4) правовые аспекты саг (законы и их упоминание в сагах, правовые нормы древнеисландского общества, правонарушения среди исландцев, становление политической культуры в Исландии). Подобная рубрикация позволила объединить доклады со сходным объектом изучения, выполненные в рамках различных направлений. Представляется, однако, целесообразным группировать представленные исследования в соответствии с используемым в них методологическим аппаратом. В связи с этим можно выделить следующие подходы к изучению саг, представленные на конференции:
7
  • текстологический;
  • литературоведческий;
  • социоантропологический;
  • исторический;
  • историко-филологический;
  • лексико-семантический;
  • когнитивный;
  • контрастивный и переводоведческий.
8 Текстологический подход был представлен главным образом в трудах исландских ученых, что вполне ожидаемо: библиотека Института исландских исследований хранит большинство известных рукописей саг. Т. Хауксон выполнил в своем докладе сравнительный анализ пять списков “Саги о йомсвикингахˮ – одной из наиболее спорных исландских саг, содержательно относящейся к королевским сагам, но отличающейся от них критическим отношением к государственной власти. Б. Аусгейрсон описал класс Х-2 списков “Саги о Ньялеˮ, отличающийся от остальных вольным изложением ряда мест и многочисленными вставками. Р. Джаркис выполнила обзор оригинальных изданий исландских саг, хранящихся в Кельнской библиотеке и датируемых не позднее 1800 г. М. Макферсон подверг текстологическому анализу списки “Младшей Эддыˮ, выполненные как предположительно самим Снорри Стурлусоном, так и в более позднюю эпоху, а В. Оуласон сопоставил несколько версий “Саги о Людях с Песчаного Берегаˮ, пытаясь выявить первоначальный текст.
9 Несомненно, преобладающим подходом к изучению исландских саг был литературоведческий подход. Здесь были представлены исследования, содержащие неожиданные параллели: так, К. Амлинг (Германия) отметила изоморфизм саг и космогонических мифов индейцев Северной Америки. С. Грёнли (Великобритания) установила общность художественного изображения семейных конфликтов в родовом строе, представленном в Ветхом Завете и исландских сагах. Г. Бартусик (Польша) сообщил о возможном влиянии античной литературы на содержание и композицию саг. А. де Абреу (Бразилия) увидел отпечаток исландских саг в отдельных произведениях современной бразильской литературы.
10 Большое количество сообщений было посвящено прозиметру – сочетанию прозы и поэзии внутри одного произведения, характерному для многих исландских саг. Анализ исландского прозиметра представлен, в частности, в докладах Дж. Куинн (Великобритания), Т. Ротботема (Дания), Б. Шорн (Великобритания). Отдельные исследователи обратились к стихотворным фрагментам саг, представляющим собой, как правило, образцы скальдической поэзии. Х. Берроуз (Великобритания) показала в своем сообщении, как правовые отношения исландцев могут получать в сагах поэтическое изображение. В докладе Т. Уиллс (Дания) была установлена связь между включенными в саги стихотворными вставками и корпусом исландской скальдической поэзии. К. Хэли-Халински (Великобритания) выявила смысловые противоречия между прозаическим и стихотворным изображением персонажей в “Саге о Греттиреˮ. Х. Торгейрсон поставил вопрос о датировке стихотворных вставок, которые могут быть более древними, чем основной текст.
11 Еще одним широко представленным на конференции направлением стало изучение саг в их социоантропологическом аспекте. В соответствии с общей темой конференции большое внимание было уделено правовой системе древнеисландского общества. В Исландии, в силу ее островной изоляции, долгое время сохранялись черты родового строя: патрилокальная расширенная семья, деление активного населения на свободных общинников (бондов) и знать, кровные распри, слабая дифференциация правовых, моральных и религиозных норм, решение важнейших вопросов на народном собрании – тинге. Однако к XIII в. – времени письменной фиксации саг – в обществе произошли серьезные изменения: усиление королевской власти, противостояние короля и крупных феодалов, феодалов и бондов, усиление влияния церкви. Все это требовало выработки новых законов, которые должны быть защищать интересы правящего класса и вместе с тем не противоречить принципам народной демократии. Этим и многим другим особенностям древнеисландского общества, прекрасно изображенным в сагах, были посвящены доклады К. Эндерсона (Великобритания), С. Багге (Норвегия), С. Натсон (США), П. Вора (Великобритания) и других исследователей.
12 Особое внимание было уделено теме преступности в древнеисландском обществе. Саги дают широкую картину правонарушений и попыток избежать правосудия. Преступник (др.-исл. útlagi, ср. совр. англ. outlaw, букв. “вне законаˮ), совершивший серьезное правонарушение, изгонялся из общины. Виды правонарушений и наказаний, представленные в сагах, были рассмотрены в докладах Ф. Миллера, Э. Уолгенбах, М. Пойлвес, Х. Торлаксона (все – докладчики из Исландии), А. Рисой (Норвегия), Г. Найт (Швеция) и др.
13 Исследователи, работающие в рамках исторического подхода, представили на конференции работы, выполненные на основе данных истории и археологии. Это, в частности, сообщение Р. Бирро (Бразилия) об изображениях Сигурда на каменных крестах острова Мэн, доклад С. Бёндинг (Дания), посвященный христианизации Исландии, и доклад Р. Бонт и Э. Хинс-Глоговской (Великобритания), рассмотревших политику норвежского короля Олафа (Олава) Трюггвасона в отношении Исландии. Представители историко-филологического подхода показали, как художественное изображение исторических событий в сагах может коррелировать с историческими фактами. Так, Е.А. Мельникова (Россия, ИВИ РАН), используя материал “Саги о Бьёрне Витязе из Долины Хитˮ, выявила характер славянско-скандинавских связей того периода. Ф.Б. Успенский (Россия, ИСл РАН), взяв в качестве материала “Сагу о ярлах Хладираˮ и “Повесть временных летˮ, показал, что в древнерусской летописи может иметь место контаминация персонажей и что в отдельных случаях художественный текст, то есть сага, может оказаться более точным, чем исторический источник.
14 Собственно лингвистический (лексико-семантический, когнитивный и др.) подход к изучению саг наблюдался в относительно небольшом количестве сообщений. Э. Йоухансон и С. Батиста (Дания) показали в своем сообщении, как лексика саг может использоваться для составления словарей. Х. Хильмисдоухтир (Исландия) проанализировала употребление глагола byrja “начинатьˮ в сагах. Это дало исследовательнице возможность утверждать, что данный глагол подвергается десемантизации, функционируя как вспомогательный глагол в аспектуальных конструкциях. Используя метод концептуального анализа, Б. Торгейсдоухтир (Великобритания) и К. Канерва (Финляндия) выявили средства обозначения отдельных эмоций, характерные для саг.
15 Следует также отметить доклады, выполненные в русле контрастивного и переводоведческого подходов. Большой интерес вызвало сообщение А.С. Либермана (США), продемонстрировавшего смешение понятий правды и лжи в оригинальных текстах саг и переводах. Е.Б. Яковенко (Россия, ИЯз РАН) рассмотрела корреляцию ключевых слов наиболее известных исландских саг и их английских и русских переводов с точки зрения теории эквивалентности. К. Капитан (Дания) установила связь между некоторыми исландскими сагами, считающимися утраченными и известными лишь по аллюзиям в других текстах, и переложениями саг, возникшими уже в XIX в.
16 Конференция прошла в живой, теплой и доброжелательной обстановке, пленарные и секционные доклады получили широкое обсуждение, дискуссии, выходившие нередко за рамки заседаний, привлекали большое число делегатов. Экскурсии по историческим и литературным местам Исландии, концерты, инсценировки излагаемых в сагах событий позволили участникам конференции погрузиться в необыкновенную атмосферу далекого прошлого страны.
17 На заключительном заседании, состоявшемся 17 августа, были подведены итоги научного форума и определено место и время следующей встречи. За право провести следующую конференцию боролось несколько европейских университетов. По решению оргкомитета, единодушно поддержанному участниками, очередная 18-я конференция, посвященная исландским сагам (The 18th International Saga Conference), пройдет в августе 2021 г. в Хельсинки и Таллине. Ее основная тема – “Саги и Балтийский регионˮ. Предполагается изучение взаимодействия культур и языков народов, проживавших в эпоху создания саг на побережье Балтийского моря. Конференция ждет литературоведов, историков, археологов, специалистов в области германских, финно-угорских, славянских языков, и, очевидно, это будет новый поворот в изучении исландских саг.

Comments

No posts found

Write a review
Translate