About the Features of the Thai Poetic Meter Rai
Table of contents
Share
QR
Metrics
About the Features of the Thai Poetic Meter Rai
Annotation
PII
S160578800029126-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Ivan Sarkisov 
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: 20 Myasnitskaya Str., Moscow, 101000, Russia
Pages
82-92
Abstract

The article examines Thai poetic meter rai. Rai is one of 5 meters of Thai classical poetry. On the one hand, it was one of the most common Thai meters, because it was commonly used in epic poems. On the other hand, it is not only studied enough (like all other Thai meters and Thai metric in general), but very troubling for typological classification. While all 4 other Thai meters (at least in modern editions) are written with a division into graphical lines, which corresponds to the division into the poetic lines (like it must be in poetry in European and the most part of other languages), rai is written without such correspondence. Structural elements of rai (waks) are divided only by space (which is equivalent of comma or dot in Thai alphabet) and a graphical line can contain any number of waks. Stanzas (the number of waks in them also is not fixed) are divided as paragraphs. As a result, in terms of graphical representation rai looks more similar to prose than to poetry. According to this, T. Hudak classifies it not as a poetic meter, but as a rhymed prose. In this study I have analyzed rai statistically by counting the number of syllables in 555 waks of rai from one of the most famous examples of Thai poetry – epic poem ‘Lilit Phra Lo’. The results have shown that the most part of waks consist of 5 (47,8%–53,4%) or 6 (29,4%–32,9%) syllables. Also, the rhyme usually connects the last syllable of the wak with the third or the second syllable of the next one. This means that rai has a quite rigid syllabic and rhyme structure, which is typical for poetic meter and not for prose. According to this it should be classified not as rhymed prose, but as a syllabic poetic meter. It is important to notice that, being very different in terms of structure from all other 4 Thai meters, it is similar to Burmese traditional syllabic meter. Also, Burmese verses traditionally are written without graphical division of the text according to its division into poetic lines (how it is in rai and not in other Thai meters). These facts make it possible to provide a hypothesis that rai may be historically connected with Burmese poetry and this can explain its difference from other Thai meters.

Keywords
Thai poetry, Burmese poetry, Thai language, Burmese language, metrics, syllabic poetry, rhyme
Received
22.01.2024
Date of publication
29.01.2024
Number of purchasers
6
Views
422
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should pay the subscribtion

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for all issues for 2023
1
  1. Введение
2 Настоящая статья посвящена особенностям тайского стихотворного метра рай и представляет попытку решения проблемы его типологической классификации с помощью точных методов – подсчёта количества слогов в строках, составления схем рифм и статистического анализа полученных таких образом данных.
3 Рай, с одной стороны, являлся одним из наиболее распространённых метров классической тайской поэзии, а с другой – представляется малоисследованным даже на фоне низкой степени изученности тайской метрики и метрики стихотворных традиций Юго-Восточной Азии в целом. Данное обстоятельство обусловлено тем, что если в отношении остальных четырёх из пяти основных метров классической тайской поэзии никто из предшествующих исследователей не пытался сделать какие-либо выводы об их типологической сущности, ограничиваясь лишь приведением описаний (на основе которых вполне можно выдвигать определённые гипотезы и формулировать некоторые предварительные заключения), то в случае с раем такая попытка сделана была. Однако отсутствие достаточной аргументации в пользу предложенной типологической характеристики метра вкупе с определённой неожиданностью и противоречивостью этой характеристики вызывают сомнения в её достоверности и делают особенно актуальной задачу по её проверки с помощью точных методов.
4
  1. Метр рай и проблема его классификации
5 Согласно доступным нам сведениям1, в классической тайской поэзии изначально использовалось четыре метра – кхлонг, рай, чан и кап, каждый из которых имел ряд разновидностей. Позднее к ним добавился метр клон, ранее считавшийся “низкимˮ и непригодным для высокой поэзии [2, с. 104]; [3, с. 36]; [4, с. 74]. Предшествующие исследователи тайской метрики, среди которых в первую очередь следует отметить Т. Худака, опираясь на традиционные тайские трактаты по стиховедению чантхалаки, приводят в своих работах достаточно подробные описания этих метров (см. подробнее в [5]; [6] и [7]). Данные описания свидетельствуют в пользу того, что клон и кап являются силлабическими метрами, чан – силлабо-метрическим, а кхлонг (как показали наши последующие исследования) в контексте современных языка и письменности представляет собой уникальный пример силлабо-графического метра. Он строится одновременно на количестве слогов в строках и чередовании графических элементов (двух диакритических знаков), причем это чередование не обусловлено чередованием фонетическим [8, с. 423]. Однако есть основания полагать, что в момент своего возникновения кхлонг был силлабо-тональным метром [9].
1. Подробнее о метрах тайской поэзии и их типологической классификации см. в [1].
6 Что касается рая, то, прежде чем переходить непосредственно к типологическим вопросам, следует отметить, что в современных изданиях (вне зависимости от времени создания текста) его графическое представление имеет одно заметное отличие от остальных четырёх упомянутых метров. К сожалению, у нас не имеется данных о том, каковы были правила записи тайских стихотворных текстов в более раннее время. Следовательно, существовало ли данное различие всегда и, если нет, то когда оно появилось и как каждый из размеров было принято записывать до этого, для нас остаётся неизвестным. Безусловно, настоящие вопросы представляют большую важность, и для полноценного изучения рая и тайской метрики вообще они должны быть непременно разрешены. Однако даже в условиях отсутствия ответов на них факт стойкого существования различия в графическом представлении между раем и иными тайскими метрами в современной традиции записи представляется нам вполне достаточным для того, чтобы выдвигать гипотезы об определённых типологических особенностях рая. Подобная гипотеза уже была (на наш взгляд – недостаточно обоснованно) высказана Т. Худаком [5, с. 44] и её проверке в значительной мере и посвящена настоящая работа, о чём будет сказано далее.
7 Упомянутое различие между раем и четырьмя другими тайскими метрами заключается в том, что если для кхлонга, чана, капа и клона в современных изданиях (совершенно аналогично тому, как это делается в привычных нам стихотворных текстах на европейских и многих других языках) соблюдается однозначное разбиение текста на графическое строки, строго соответствующее его делению на строки стихотворные (при этом в случаях, когда в структуре стиха выделяются полустишия, они также обособляются графически пробелами больших размеров), как это можно видеть из Примеров 1 и 2, то в рае подобный порядок отсутствует или, вернее, сильно отличается, и внешне этот метр, на первый взгляд, напоминает прозу (Пример 3).
8 Пример 1. Строфа четырёхстрочного кхлонга из «Лилит Пхра Лоˮ.
9 Example 1. A stanza of khlong-4 from ‘Lilit Phra Lo’
บุญเจ้าจอมโลกเลี้ง โลกา
ระเรื่อยเกษมสุขพูล ใช่น้อย
แสนสนุกศรีอโยธยา ฤๅรํ่า ถึงเลย
ทุกประเทศชมค้อยค้อย กล่าวอ้างเยินยอ
10 bun jao˥˩ jom lo:˥˩k lia˩˥ŋlo:kʰa:
11 ra˥ rɤ˥j˩: kʰa˥se˩˥m su˥k pu:nt͡ɕʰa˥j˩ n ɔ:˥j
12 se:˩˥n sa˩nu˩k si:˩˥ a˩jo:tʰa˥ja:rɯ: ra:m tʰɯ˩˥ŋ lɛj
13 tʰu˥k pra˩tʰe˥˩t t͡ɕʰom kʰ˥jkʰo˥jklao˩ a:˥˩ŋ jɛn jɔ:
14 ‘В Аюттхае был великий король, который был очень могуществен вследствие своих добродетелей. Он благополучно управлял королевством и народом и был известен своим могуществом.’
15 Пример 2. 2 строфы двухстрочного кхлонга из “Лилит Пхра Лоˮ.
16 Example 2. 2 stanzas of khlong-2 from ‘Lilit Phra Lo’
17
รอยรูปอินทรหยาดฟ้า มาอ่าองค์ในหล้า
แหล่งให้คนชม แลฤๅ  
พระองค์กลมกล้องแกล้ง เอวอ่อนอรอรรแถ้ง
ถ้วนแห่งเจ้ากูงาม บารนี
18 rɔ:j  ru:˥˩p in tʰon ja:˩t fa:˥ma: a:˩ oŋ naj la:˥
19 le:˩ŋ ha˥˩j kʰon t͡ɕʰom le: rɯ:
20 pʰra˥ oŋ klom klɔ:˥˩ŋ kle:˥˩ŋɛw ɔ:˩n rɔ:n ron tʰe:˥˩ŋ
21 tʰʷa˥˩n he:˩ŋ t͡ɕao˥˩ ku: ŋa:m ba:nni:
22 ‘Его красота, подобная Индре, была известна в трёх мирах.’
23 Пример 3.
24 Абзац-строфа рая из поэмы “Лилит Пхра Лоˮ
25 Example 3. A stanza-paragraph of rai from ‘Lili Phra Lo’
26 พิศดูคางสระสรม พิศศอกลมกลกลึง สองไหล่พึงใจกาม อกงามเงื่อนไกรสร พระกรกลงวงคช นิ้วสลวยชดเล็บเลิศ ประเสริฐสรรพสรรพางค์ แต่บาทางค์สุดเกล้า พระเกศงามล้วนเท้า พระบาทไท้งามสม สรรพนา
27 pʰi˥tsa˩du: kʰa:ŋ sa˩ sorom pʰi˥tso˩k lom gon klɯŋso˩˥ŋ lai˩ pʰɯŋ jai ka:mo˩k ŋa:m ŋɯa˥˩n kai ra˥so˩˥npʰra˥ kon kon ŋʷa:ŋ kʰo˥tniw˥ sa˩luai:˩˥ tʃ͡o˥t le˥p le˥˩t pra˩se˩t sa˩p sa˩˥nra˥pʰa:ŋtɛ˩ ba:tʰa:ŋ su˩t klao˥˩pʰra˥ ke˩t ŋa:m lʷa:˥n tʰao˥ pʰra˥ ba:˩t tʰai˥ ŋa:m so˩˥msa˩p na:
28 ‘Его щёки невероятно прекрасны. Его шея невероятно изящна. Его плечи невероятно притягательны. Его грудь красива, как у льва. Его руки очень красивы. Пальцы его рук и ногти совершенны. Всё его тело прекрасно от пальцев ног до головы.’
29 Т. Худак, согласно чантхалакам, использует для описания структуры рая термин традиционного тайского стиховедения вак. Тайский вак, по сути, аналогичен русскому термину полустишие, так как им принято называть части строки, разделённые цезурой. Таких частей в одной строке в тайской поэзии (например, как в четырёх-, так и в двухсложном кхлонге) обычно бывает две. Т. Худак свидетельствует, что один вак в рае состоит из пяти слогов, каждый вак соединён с последующим рифмой, которая связывает пятый (то есть последний) слог первого из них с третьим слогом второго, как это показано на Схеме 1, а образуемая последовательностью ваков строфа (Т. Худак употребляет именно этот термин, что, безусловно, выглядит не совсем корректным, если исходить из того, что вак аналогичен полустишию) может состоять из любого количества ваков. От одного до трёх конечных для строфы ваков не участвуют в рифме и могут содержать 4 слога [5, с. 44–45].
30 Схема 1. Структура рая согласно описанию Т. Худака (по [5]).
31 Scheme 1. Structure of rai according to T. Hudak’s description (by [5]).
32 0 0 0 0 0 (А)0 0 0 (А) 0 0 (Б)0 0 0 (Б) 0 0
33 При записи рая ваки в обязательном порядке разделяются между собой только пробелами2, однако их распределение по графическим строкам, как и в прозаическом тексте, является совершенно произвольным. При этом допускаются случаи, когда начальная часть вака находится на одной графической строке, а конечная – на следующей. Последовательности ваков, образующие “строфыˮ, образуют отдельные абзацы. В отличие от деления на графические строки, деление рая на такие “строфыˮ, как и деление на абзацы в прозаическом тексте, является фиксированным.
2. В тайском письме отдельные слова не разделяются пробелом, который используется для разделения предложений или клауз, выполняя таким образом функцию точки, точки с запятой или запятой (ставящейся между клаузами) в пунктуации языков с письменностью на основы латиницы, кириллицы и многих других алфавитов.
34 Т. Худак утверждает, что рай является не стихотворным метром, а видом рифмованной прозы [5, с. 44]. При этом данную точку зрения он ничем не аргументирует, хотя нетрудно догадаться, что, вероятнее всего, она обусловлена спецификой записи данного метра, действительно сильно напоминающей прозу, особенно в сравнении с остальными тайскими метрами. В то же время, согласно приведённому им же описанию, в рае прослеживается жёсткая силлабическая структура (5 слогов в каждом ваке), а рифма также связывает строго определённые слоги, что является характерным признаком стиха. Также использование термина “строфаˮ по отношению к прозе является некорректным и тем самым указывает на определённую противоречивость в концепции Т. Худака. Тот же факт, что строфа может содержать произвольное количество ваков, не является признаком рифмованной прозы.
35 Отсутствие фиксированного деления на графические строки в сочетании с высказыванием Т. Худака о прозаическом характере рая заключает в себе основную проблему, связанную с типологической классификацией этого метра, которую мы попытались разрешить в ходе настоящего исследования.
36
  1. Статистические результаты
37 Исследование проводилось на материале начального отрывка одного из самых известных образцов классической тайской поэзии – эпической поэмы “Лилит Пхра Лоˮ. Предполагается, что данный памятник был создан в XV–XVI вв. (то есть на одном из наиболее ранних этапов развития тайской словесности, фиксирующейся с рубежа XIV–XV веков), однако уверенным в этом быть нельзя, поскольку оригиналов текста не сохранилось, а литературные произведения в тайской традиции часто редактировались не только в результате переписки, но и в связи с желанием короля создать “свойˮ, атрибутированный именно с его правлением извод (как было, например, с тайской национальной версией индийского эпоса о Раме “Рамакиенˮ). “Лилит Пхра Лоˮ написана традиционным для тайской эпической поэзии сочетанием кхлонга и рая: в ней последовательно чередуются фрагменты четырёх- и двухстрочного кхлонга и рая различной длины.
38 Нами были исследованы написанные раем отрывки общей длиной в 555 ваков (до прояснения типологической сущности данного метра мы будем применять к его сегментам именно этот традиционный тайский термин, избегая терминов “полустишиеˮ или “стихотворная строкаˮ, ибо не можем быть точно уверены, что рай является стихотворным метром, а не прозой). Прежде всего нами было подсчитано число слогов в каждом из ваков, что было необходимо для проверки утверждения о том, что каждый вак, не находящийся в конце абзаца-строфы3, состоит из 5 слогов. Результаты наших подсчётов представлены в Таблице 1.
3. Так мы до прояснения сущности рая будем называть то, что является абзацем в прозе и строфой в стихах.
39 Таблица 1. Распределение длин ваков в рае.
40 Table 1. Distribution of length of waks in rai.
Количество слогов в ваке 2 3 4 5 6 7 8 9 Всего
Число ваков, содержащих данное количество слогов 38 (6,9%) 1 (0,2%) 25 (4,5%) 265 (47,8%) 163 (29,4%) 56 (10%) 6 (1%) 1 (0,2%) 555
41 Поскольку, как уже отмечалось, в конце абзаца-строфы часто встречаются укороченные ваки, длиной в 2–4 слога, нами было отдельно подсчитано количество слогов в каждом из ваков, без учёта коротких (менее 5 слогов) на концах строф. Также при данном подсчёте мы не учитывали ваки из двух слогов, которые в одном из отрывков встречались в промежутке между каждыми двумя пятисложными ваками и, очевидно, также являлись дополнительным элементом по отношению к основной метрической структуре. Результаты этих подсчётов представлены в Таблице 2.
42 Таблица 2. Распределение длин ваков в рае без учёта коротких последних и промежуточных
43 Table 2. Distribution of length of waks in rai without consideration of shorted waks.
Количество слогов в ваке 3 4 5 6 7 8 9 Всего
Число ваков, содержащих данное количество слогов 1 (0,2%) 4 (0,8%) 265 (53,4%) 161 (32,9%) 56 (11,3%) 6 (1,2%) 1 (0,2%) 496
44 На основе представленных в Таблицах 1 и 2 данных мы можем сделать вывод, что силлабическая закономерность в рае присутствует и базовое количество слогов в ваке равно пяти: процент пятисложных ваков от их общего числа составляет 47,8%, а при вычете укороченных конечных и промежуточных ваков – 53,4%. Процент шестисложных ваков составляет соответственно 29,4% и 32,9%, а значит, суммарная доля пяти- и шестисложных ваков равна, в зависимости от подхода к подсчёту, 77,2% или даже 86,3%. После этого вопрос о том, что количество слогов в ваке действительно выполняет в рае метрообразующую роль, можно считать решённым. В то же время совершенно очевидно, что силлабическая структура не является полностью выдержанной и допускает отклонения.
45 Для анализа структуры рифмы в рае нами были использованы результаты нашего предыдущего исследования по рифме в поэзии на языках Юго-Восточной Азии (подробнее см. в [10]). В ходе этого исследования на материале отрывка рая длиной в 131 вак (также из поэмы “Лилит Пхра Лоˮ), структура рифмовок в котором представлена на Схеме 2, было установлено, что рифмы присутствуют в подавляющем большинстве ваков (120 из 131, то есть в 91,6%). При этом лишь 2 из 11 нерифмующихся вака находятся не в конце абзаца-строфы [10, с. 99–101].
46 Схема 2. Структура рифм в отрывке из “Лилит Пхра Лоˮ, написанном раем (по [10, с. 99–100]).
47 Scheme 2. Rhyme structure in a rai piece from ‘Lilit Phra Lo’ (by [10, p. 99–100]).
48 - - - - -
49 - - - - А
50 - - А - Б
51 - - - Б - В
52 В - Б - Г
53 - - Г - - - Д
54 - - Д - Е
55 - Е - Е - Ё
56 - - Ё - - Ж
57 - - Ж - З
58 - - З - И
59 - - И - - Й
60 - Й - - - Й
61 - - Й - - К
62 К - - - Л
63 - - - Л - - М
64 - - - М - - Н
65 - - - - Н
66 - - - Н
67 - Н
68 - - - - А
69 - - А - Б
70 - - - Б В
71 - В - - - Г
72 - - Г - - Д
73 - - Д - - Е
74 - - - Е - - Ё
75 - - Ё - - Ё
76 - Ж - - З
77 Ж - - З - - И
78 - Ж - И - - Й
79 - - - Й И И
80 - И - И - К
81 - К - К - Л
82 - - Л - М
83 - М - - Л
84 - - - Л - - Н
85 - - Н - О
86 - О - - П
87 - - П - Р
88 Р - - - - С С
89 С - - - - Т
90 - - Т - У
91 - - У - - Ф
92 - - - - Ф
93 - - - -
94 - -
95 - - - - А
96 - - А - Б
97 - - Б - В
98 - - В - - Б
99 - Б Б - Г
100 - - Г - - Д
101 - Д - - Е
102 - Д Е - Ё
103 Ё - - - Ж
104 - - Ж - З
105 - З - - И
106 - - И И - Й
107 Й - - - - -
108 - - - -
109 - - - - - - -
110 - - - - А
111 - А - - -
112 - - - - - Б
113 - - Б - - В
114 - - В - - -
115 - - - - - Г
116 - Г - - - - -
117 - - - - Д
118 - - Д - -
119 - - - - -
120 - - - - -
121 - - - - Е
122 - - - Е Ё
123 - Ё - - -
124 - - - - - Ж
125 Ж - - - - З
126 З - - - И -
127 И - - - Й
128 - - Й - К
129 - - К - Л
130 - - Л - М
131 - - М - - Н
132 - - Н - О
133 - - О - П
134 П - П - Р
135 Р - Р - -
136 - - - - С
137 - С - - Т
138 - Т - - - У
139 - У У - Ф
140 - - Ф - Х
141 - - Х - - -
142 - - - - Ц
143 - - - - Ц
144 - - Ц - - -
145 - -
146 - - - - - А
147 - - - - - А - - -
148 - - - - - Б
149 - - - Б - - В
150 - В - - - - - Г
151 - Г - - - - Д
152 - - - Д - - Е
153 - - - - Е - Ё
154 - - Ё - - Ж
155 - Ж - З
156 - - З - - -
157 - - - - - И
158 - - - - - И
159 - - - -
160 - -
161 - - - - А
162 - - А - - Б
163 - - - - Б - В
164 - В - - - - Г
165 - - - Г - Д
166 Д - - - - - Е
167 Е - - - - - Ё
168 - - Ё - -
169 - - - - И
170 - - - И - - Й
171 - - Й - - К
172 - - - К - - Л
173 - - - Л - М
174 - - М - Н
175 - - - - Н
176 - - - -
177 - -
178 Также “в подавляющем большинстве случаев в рифме участвуют конечный слог одного вака и какой-либо из слогов внутри последующего (случаев рифм между конечными слогами соседних ваков зафиксировано лишь 8)ˮ [Там же]. Количество случаев участия в рифме с последним слогом предыдущего вака для слогов, стоящих на различных позициях, представлено в Таблице 3.
179 Таблица 3. Количество случаев участия в рифме с последним слогом предыдущего сегмента для различных неконечных слогов в рае (по [10, с. 101]).
180 Table 3. Number of cases of rhyme with the last syllable of the previous wak for different syllables in rai (by [10, p. 101]).
181
Номер слога Количество примеров в отрывке
Первый 14
Второй 22
Третий 44
Четвёртый 19
Пятый 2
182 При этом, как это можно видеть из Таблицы 3, “чаще всего с последним слогом предыдущего вака рифмуется третий слог, в 2 раза реже – второй, ещё реже – четвёртый и первый, а пятый (в ваках длиной более 5 слогов) – лишь в порядке исключенияˮ [Там же].
183 На основе этого мы можем заключить, что наличие рифмы является обязательным атрибутом рая и она подчинена достаточно жёсткой структуре: связывает последний слог одного вака с каким-либо (предпочтительно третьим или вторым) слогом внутри последующего и при этом распространяется лишь на два идущие друг за другом вака.
184
  1. Теоретические выводы
185 На основе описанных выше статистических данных мы можем сделать следующие теоретические заключения.
186 Прежде всего, эти данные представляются нам достаточными для того, чтобы утверждать, что рай является не рифмованной прозой, а полноценным стихотворным метром.
187 Во-первых, он обладает чётко прослеживающейся силлабической структурой (тенденция к 5-сложным вакам). Тот факт, что эта структура не выдерживается строго и регулярно нарушается, не может считаться контраргументом, так как подобная нестрогость свойственна и иным тайским метрам, стихотворный, а не прозаический характер которых не вызывает ни малейшего сомнения (например, кхлонгу).
188 Во-вторых – не менее жёсткой в рае выступает и структура рифмы (последний слог одного вака преимущественно со вторым или третьим последующего). Тексты, написанные с соблюдением подобных правил, вполне подпадают под понятия стиха, согласно наиболее общепринятым в современном российском стиховедении определениям – М.Л. Гаспарова и М.И. Шапира. В подобных текстах, вне всякого сомнения, существует деление «на соотносимые и соизмеримые отрезкиˮ (ваки), что является основным критерием стиха по М.Л. Гаспарову [11, с. 7], а границы этих отрезков “заданы для всех читателей внеязыковыми средствамиˮ (разделением ваков пробелами) и, таким образом, задают “четвёртоеˮ, то есть “стихотворное измерениеˮ в виде ритма (так как, несомненно, что обозначаемое на письме деление на ваки обуславливает и особое членение устной речи при чтении текста), что отличает стих от прозы согласно М.И Шапиру [12, с. 18–19].
189 В этих условиях типологическая классификация рая не вызывает особых затруднений. Поскольку структура этого метра так или иначе обусловлена количеством слогов в определённых сегментах, он представляется совершенно типичным силлабическим метром, допускающим некоторые отклонения от базовой длины строки. Для того, чтобы полностью исключить гипотезу о влиянии на его метрическую структуру тонов или ударений, необходимо провести подсчёты соответствующих параметров, что мы оставили за рамками настоящей работы, поэтому утверждать, что рай является чисто силлабическим размером, формально мы не можем. Однако, по нашему мнению, именно такая его классификация с наибольшей вероятностью окажется истинной.
190 Что же касается того факта, что при записи рая стихотворные строки (то есть ваки или пары ваков, речь о чём пойдёт далее) графически не обособляются в виде отдельных строк, что в европейской традиции, в силу устоявшихся культурных особенностей, безусловно, является характерным показателем того, что автор или издатель воспринимает текст как прозаический, а не стихотворный, то в случае с тайской поэзией у нас нет оснований воспринимать эту особенность как признак прозы. Приведённые выше определения стиха полагают основным критерием, отличающим его от прозы наличие некоего дополнительного деления текста на сопоставимые друг с другом сегменты, не обусловленного языком и дискурсом и заданным однозначно. Жёсткое разбиение текста на графические строки является частным примером подобного деления, но не исчерпывает его. И точно также, как, например, правила словоразделения и пунктуации могут принципиально различаться в разных письменностях (как уже отмечалось, если в латинице, кириллице и многих других алфавитах слова разделяются пробелами, а клаузы знаками препинания, то в письменностях Юго-Восточной Азии слова не разделяются никак, а пробелы выполняют функции запятых и точек), правила графического обособления стихотворных строк в разных традициях могут не совпадать.
191 Как уже отмечалось, в современной тайской, так же как и в европейских и многих других традициях, во всех метрах, кроме рая, стихотворные строки на письме обособляются в виде строк графических, что, на первый взгляд, можно было бы рассматривать как признак того, что рай самими тайцами воспринимается как проза. Однако совершенно иная картина наблюдается в другой традиции материкового Индокитая – бирманской. Здесь изначально стихи было принято записывать, разделяя стихотворные строки пробелами или знаком препинания “|ˮ, аналогичным запятой, однако в виде отдельных графических строк они не обособлялись. Соответствие стихотворных строк графическим было совершенно произвольным, однако отдельные строфы выделялись в виде отдельных абзацев. В настоящее время под влиянием европейской традиции иногда тексты оформляются с разделением на графические строки, соответствующим делению на строки стихотворные, однако это, судя по всему, является нововведением. Легко видеть, что подобная традиция графического представления стихотворного текста практически полностью совпадает с той, которую мы наблюдаем в рае. Таким образом, мы можем заключить, что современные правила записи этого тайского метра, расходясь с правилами записи иных метров тайской поэзии, соответствуют нормам бирманской традиции.
192 Однако этой особенностью сходство рая с бирманским стихом не исчерпывается. Из доступных на данный момент сведений о метрике бирманской поэзии известно, что, в отличие от тайской, все известные её размеры являются силлабическими [13]. При этом в наиболее классическом и, вероятно, наиболее раннем из этих размеров каждая стихотворная строка должна содержать четыре слога, а рифма имеет тенденцию соединять последний (четвёртый) слог одной строки с третьим или вторым слогом одной или двух последующих [14, с. 140]. Строфа при этом содержит произвольное (но обычно достаточно большое) количество стихотворных строк, а структура рифмы нерегулярна (в том, где именно рифмуется три, а где – две строки подряд, и где с последним словом предыдущей строки рифма связывает третий, где второй слоги, закономерность отсутствует). Также должное число слогов в строке (четыре) идеально выдерживается лишь в нескольких из известных нам образцов, во всех же остальных, как и в тайской поэзии, от него допускаются спонтанные отклонения [13].
193 Сопоставляя описанные особенности одного из вариантов бирманской силлабики, трудно не заметить бросающееся в глаза его сходство с тайским раем. В обоих случаях поэтический текст состоит из строф, включающих произвольное количество коротких стихотворных строк, которые связаны рифмой между последним слогом одной из них с каким-либо слогом в середине последующей. Различие заключается лишь в канонической длине стихотворной строки (4 – в бирманском стихе и 5 – в рае) и в том, что в бирманской метрике рифма чаще соединяют сразу три строки подряд. В то же время, рай достаточно заметно отличается от четырёх остальных тайских метров не только правилами графического оформления, но и рядом метрических особенностей. Вак рая почти в два раза короче строки в других тайских метрах (например, в клоне строка обычно содержит 8, а в кхлонге – 7–9 слогов) и не имеет жёсткой структуры строфы, которая является неотъемлемым атрибутом кхлонга, капа, чана и рая, в которых строфы содержат строго определённое число строк.
194 Все эти факты свидетельствуют в пользу явной типологической близости между раем и бирманской силлабикой, значительно превосходящей близость между раем и остальными тайскими метрами. На основе этого мы можем выдвинуть гипотезу о генетической связи рая с бирманской поэзией. И именно этой связью можно было бы легко объяснить тот факт, что рай, несмотря на его явно стихотворную, а не прозаическую сущность, записывается без обособления стихотворных строк в виде графических, как это принято в бирманской, а не тайской традиции.
195 К сожалению, недостаток исторических сведений не даёт нам возможности проверить истинность данного предположения. Мы можем лишь отметить, что различные литературные традиции Юго-Восточной Азии (в том числе тайская и бирманская), находились под одинаково сильным влиянием индийской традиции и обнаруживают явную схожесть в тематике и используемых сюжетах, однако, несмотря на это, в области метрики представляются самобытными (типологическая сущность метров во всех традициях разная) и проявляют достаточно мало общих черт (едва ли не единственной из них является свойственная практически всем традициям материкового Индокитая внутренняя рифма). В то же время, тесный контакт между традициями, безусловно, имел место. Это доказывается как историческими данными (например, свидетельствами о вывозе культурных ценностей после завоеваний), так и прослеживающимся взаимным влиянием в области сюжетов и направлении развития литературы (например, считается, что в Бирме интерес к столь популярному в Южной и Юго-Восточной Азии сюжету о Раме возрос после завоевания Сиама и более тесного знакомства с его словесностью) [2]. Поэтому заимствование одного стихотворного метра или сильное влияние на него соседней традиции в поэзии народов Индокитая исключать не следует. Что касается направления подобного заимствования (если оно действительно имело место), то наиболее вероятным представляется его направление из бирманской среды в тайскую, а не наоборот, так как графическое оформление, присущее раю (обособление стихотворных строк клаузоразделителями, а не в виде графических строк) свойственно всей бирманской традиции, а для тайской является исключением. Впрочем, нельзя исключать и более сложные направления влияния и заимствований – например, предполагать, что как бирманские метры, так и рай восходят к какой-либо третьей традиции, например, совершенно неисследованной на данный момент монской. Мы надеемся, что эти вопросы будут разрешены в рамках последующих исследований.
196 Также непрояснённым остаётся вопрос о том, что в рае следует считать стихотворной строкой – вак или же последовательность из двух ваков? По-видимому, с близкой проблемой столкнулась и одна из первых исследователей бирманского стиха В.Г. Златоверхова, которая при его описании [15] избегала использования термина “строкаˮ, заменяя его на более расплывчатый – “колонˮ и утверждала, что бирманская строфа состоит из колонов [15, с. 149]. На первый взгляд, более предпочтительным представляется первый вариант, так как в мировой поэзии рифма обычно соединяет разные стихотворные строки, а не полустишия одной строки. Однако, как уже отмечалось, в тайском стиховедении понятием «вакˮ обозначается именно полустишие и, вероятно, традиция применения этого термина к пятисложным сегментам рая появилась неслучайно. Более того, известно, что в двухстрочном кхлонге между собой рифмуются конечные слоги первого и второго полустишия первой строки, а вторая строка в рифме не участвует, а это показывает, что рифма между полустишиями одной строки в тайской поэзии может быть более предпочтительной, чем между отдельными строками. В этих условиях ответ на вопрос о переводе термина “вакˮ в контексте его применения к раю на язык современного стиховедения представляется неочевидным.
197 Ключом к разрешению этой проблемы можно было бы считать ответ на вопрос о том, обязательно ли количество ваков в строфе должно быть чётным, так как, если ваки являются полустишиями, то полноценная строка должна состоять из двух ваков и, следовательно, в строфе, состоящей из строк, число ваков всегда должно было бы быть чётным.
198 Найти ответ на этот вопрос не представляет большого труда. То, что общее количество ваков в строфе вполне может быть нечётным, устанавливается очень легко: уже в первой строфе рая в исследованном нами отрывке из “Лилит Пхра Лоˮ мы встречаем строфы длиной в 27, 15, 17 и 37 ваков. Однако этих данных ещё недостаточно для окончательного прояснения вопроса о количестве ваков в строфе, поскольку, как это отмечалось Т. Худаком и подтвердилось нашим исследованием, один или несколько конечных ваков стоят особняком от остальных (с точки зрения числа слогов в них и рифмы) и, следовательно, при подсчёте длины строфы их необходимо выносить за скобки. Однако число ваков в строфе без учёта конечных (под каковыми понимаются находящиеся в конце строфы укороченные и не участвующие в рифме, каковых может быть от одного до трёх) также нередко может быть нечётным. Например, уже в том же самом первом в “Лилит Пхра Лоˮ отрывке рая имеются 3 строфы, состоящие соответственно из 25, 13 и 17 неконечных ваков. Таким образом, мы можем заключить, что строфа рая может состоять как из чётного, так и из нечётного количества ваков. Это вполне согласуется с утверждением Т. Худака о том, что в случае с раем строфу образует произвольное количество ваков.
199 Однако известно, что в некоторых тайских метрах дополнительные полустишия могут добавляться к строкам опционально (так, например, иногда происходит во второй строке двухстрочного кхлонга). Поэтому у нас нет оснований считать, что в случае с раем количество полустиший в строке обязательно должно равняться двум, а количество ваков в строфе, соответственно, быть чётным. Следовательно, обнаружение немалого числа строф рая, состоящих из нечётного количества ваков, не может считаться аргументом в пользу того, что в рае вак является не полустишием, а полноценной строфой.
200 Тем не менее, мы всё же могли бы предложить потенциальное решение данной проблемы. На наш взгляд, тот факт, что все (за редкими исключениями, очевидно, обусловленными нарушением правил) неконечные ваки в рае рифмуются последовательно по одинаковой схеме – последний слог первого с каким-либо (обычно третьим) слогом внутри следующего, свидетельствует о том, что с точки зрения рифмы строфа представляет собой единую последовательность ваков, не имеющую какого-либо промежуточного деления на подпоследовательности. С этой точки зрения рай явно контрастирует и с четырёхстрочным, и с двухстрочным кхлонгом, поскольку в данных метрах уже на основе одних схем рифм внутри строфы можно выделить отрезки, состоящие из двух полустиший, то есть строки. Поскольку каких-либо иных признаков, на основе которых два или более последовательно стоящих вака рая можно было бы объединить друг с другом и противопоставить предшествующим и последующим, не прослеживается, аргумент с рифмой можно считать достаточно убедительным. На основе этого мы можем заключить, что, с точки зрения метрики, более логичным представляется считать вак рая стихотворной строфой, а не полустишием.
201 Заключение
202 Обобщая результаты работы, мы можем сделать следующие выводы:
203
  1. Количественные и статистические данные однозначно свидетельствуют о том, что рай является силлабическим стихотворным метром, а не рифмованной прозой, как предполагал Т. Худак.
204
  1. Несмотря на то, что традиционно применяемый для описания элементов рая термин “вакˮ в тайском стиховедении обозначает полустишие, в рае ваки с формальной точки зрения являются стихотворными строками.
205
  1. Рай имеет ряд заметных сходств с традиционным бирманским силлабическим стихом. Эти сходства заключаются в том, что в обоих случаях строфа содержит произвольное и обычно достаточно большое количество стихотворных строк, строки эти имеют длину 4–6 слогов, рифма соединяет последний слог одной строки с каким-либо слогом внутри последующей; при записи строфы оформляются в виде отдельных абзацев, а стихотворные строки разделяются с помощью символа, использующегося в данной письменности для разделения клауз (пробел в тайской традиции или знак “|ˮ в бирманской). Эти особенности, в свою очередь, резко отличают рай от остальных четырёх тайских метров, что даёт основания предполагать связь его с бирманской традицией или даже непосредственное заимствование из неё.

References

1. Sarkisov, I.V. K voprosu o metricheskoy klassifikacii razmerov tayskoy poezii [Towards Metrical Classification of Thai Poetic Meters]. Izvestiâ Rossijskoj akademii nauk. Seriâ literatury i âzyka [Bulletin of the Russian Academy of Sciences: Studies in Literature and Language]. 2020, Vol. 79, No. 2, pp. 39–49. (In Russ.)

2. Osipov Yu.M. Literatury Indokitaya. Zhanry, syuzhety, pamyatniki [Indochinese Literatures. Genres, Plots, Books]. Leningrad, Izdatestvo Leningradskogo universiteta Publ., 1980. (In Russ.)

3. Ivanova, V.A. Liricheskaja poema “Kamsuan sipratˮ (2-aya polovina XVII v.) i stanovlenie zhanra tajskoj literatury nirat [Lyric Poem “Kamsuan Siprat” and Development of Nirat Genre in Thai Literature]. Moscow, 2018. (In Russ.)

4. Chitakasem, M. Thai poetry: problems of translation. Lai Su Thai, Essays in Honour of E.H.S. Simmonds, ed. J.H.C.S. Davidson. London, 1987, pp. 73–97.

5. Hudak, T.J. Meta-rhymes in classical Thai poetry. Siamese heritage trust. 1986, Vol. 74, pp. 38–61.

6. Hudak, T.J. Further observations on the Thai chan poetic conventions. 1992.

7. Hudak, T.J. Limericks and rhyme in Thai, Arizona State University. 2001.

8. Cooke, J.R. The Thai Khlong Poem: Description and Example. Journal of the American Oriental Society. 1980, Vol. 100, No. 4 (Oct.-Dec.), pp. 421–437.

9. Sarkisov, I. Pri la klasifikado de la taja poetika metro khlong [About the Classification of the Thai Poetic Meter Klong]. VAProsy yazykoznaniya: Megasbornik nanostatej. Sb. st. k yubileyu V.A. Plungyana. Red. A.A. Kibrik, Ks.P. Semyonova, D.V. Sichinava, S.G. Tatevosov, A.Yu. Urmanchieva [Questions of Linguistics: A Mega Collection of Nanoarticles. Collection of Articles on the Anniversary of V.A. Plungyan. Ed. A.A. Kibrik, Ks.P. Semenova, D.V. Sichinava, S.G. Tatevosov, A.Y. Urmanchieva]. Moscow, 2020, pp. 136–140. (In Thai)

10. Sarkisov, I.V. Rifma v metricheskih sistemah Yugo-Vostochnoy Azii [Rhyme in the Metric Systems of Southeast Asia]. Izvestiâ Rossijskoj akademii nauk. Seriâ literatury i âzyka [Bulletin of the Russian Academy of Sciences: Studies in Literature and Language]. 2021, Vol. 80, No. 6, pp. 89–103. (In Russ.)

11. Gasparov M.L. Ocherk istorii yevropeyskogo stiha [Overview of the History of European Versification]. Moscow, 2003. (In Russ.)

12. Shapir, M.I. “Versusˮ vs “prosaˮ: prostranstvo-vremia poeticheskogo teksta [“Versusˮ vs “Prosaˮ: Space and Time of a Poetic Text]. Philologica. 1995, № ¾, pp. 7–47. (In Russ.)

13. Sarkisov, I.V. Opyt izucheniya metricheskih zakonov Birmanskoy poezii [Experience of Studying of Metrical Rules of Burmese Poetry]. Vestnik RGGU [Bulletin of the Russian State University for Humanities]. 2021, pp. 135–162. (In Russ.)

14. Burman, A.D. Nekotorye osobennosti birmanskoj rifmy [Some Specifics of Burmese Rhyme]. Strany narody Vostoka, XI [Countries and Peoples of the East]. Moscow, 1971, pp. 140–145 (In Russ.)

15. Zlatoverhova, V.G. Metricheskaya sistema birmanskoy klassicheskoy poezii [Metrical System of Burmese Classical Poetry]. Problemy vostochnogo stihoslozheniya [Questions of Eastern Versification]. Moscow, 1973, pp. 142–160. (In Russ.)

Comments

No posts found

Write a review
Translate