От Моравии до Пскова: текст и экстратексты Софийской триоди
От Моравии до Пскова: текст и экстратексты Софийской триоди
Аннотация
Код статьи
S160578800020760-2-1
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Авторы
Крысько Вадим Борисович 
Должность: зав. отделом
Аффилиация: Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН
Адрес: Россия, 119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2
Ладыженский Игорь Михайлович
Должность: научный сотрудник Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН
Аффилиация: Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН
Адрес: Россия, 119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2
Мольков Георгий Анатольевич
Аффилиация: Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН
Адрес: Россия, 119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2
Выпуск
Страницы
74-92
Аннотация

Статья посвящена анализу ранее не публиковавшейся подписи к рисунку в рукописи Софийского собрания Российской национальной библиотеки № 84 и исследованию палеографических, орфографических и лингвистических особенностей этого кодекса. На основании палеографических данных Триодь Соф. 84 должна датироваться второй половиной XIV века. Отождествление одного из почерков данного кодекса с почерком Служебных миней из собрания Российского государственного архива древних актов Тип. 101, Тип. 106 и Тип. 111 позволяет поместить рукопись в круг псковских письменных памятников, включающий книги из известного скриптория Андрея Микулинского. Орфографический анализ представленных в Соф. 84 почерков подтверждает результаты палеографического исследования и показывает, что писцы большей части рукописи (до л. 199 и после л. 230) противопоставлены как консервативные для XIV в. писцам, переписывавшим л. 199–230. Возможно, переписчики “консервативной&8j1; части стремились точно передать орфографические особенности древнего антиграфа Триоди, восходящего, как полагают некоторые исследователи, к моравскому периоду развития славянской письменности; последний тезис подтверждается некоторыми западнославянскими языковыми чертами, сохраненными текстом Софийской триоди. Вместе с тем, у всех четырех книжников отмечены вкрапления фонетических диалектизмов: цоканье, жг на месте *zdj/*zg(i) и единичный пример соканья в первом почерке – важнейший аргумент в пользу псковского происхождения рукописи.

Ключевые слова
церковнославянская письменность, Триодь, древний новгородско-псковский диалект, текст, экстратексты, палеография, орфография, фонетика, грамматика
Источник финансирования
Работа выполнена в рамках проекта № 22-18-00035, поддержанного Российским научным фондом. Авторы признательны анонимному рецензенту статьи за ценные замечания.
Классификатор
Получено
23.06.2022
Дата публикации
23.06.2022
Всего подписок
0
Всего просмотров
310
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf 100 руб. / 1.0 SU

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

Полная версия доступна только подписчикам
Подпишитесь прямо сейчас
Подписка и дополнительные сервисы только на эту статью
Подписка и дополнительные сервисы на весь выпуск
Подписка и дополнительные сервисы на все выпуски за 2022 год
1

Рукопись Российской национальной библиотеки Соф. 84, содержащую список Постной триоди, большинство исследователей датируют XIV веком [1, с. 110]; [2, с. 257, № 1262]1. На внутренней стороне задней крышки переплета расположен экстратекст2 бытового характера, представляющий собой подпись к рисунку. При описании рукописей Софийского собрания И.К. Куприянов упомянул об этом рисунке Соф. 84 и о “трудно разбираемой&8j1; приписке: “На задней доске переплета, с внутренней стороны, нарисована киноварью маленькая человеческая фигурка, с книгою в руке и в эпитрахили, очень плохой отделки; с боку рисунка киноварная приписка, трудно разбираемая: ратнова микулиньскыи...&8j1; [1, с. 110–111]. В последующих каталогах и исследованиях древнерусских экстратекстов подпись не фигурирует.

1. В издании [3, ч. I, с. *335] – “Ende 13. Jh.&8j1;.

2. Термин “экстратексты&8j1;, предложенный В.Б. Крысько [4, с. 194], обозначает тексты, которые, находясь “физически&8j1; в составе рукописных книг, автономны от самих текстов этих книг, – а именно: а) записи, содержащиеся на полях (маргиналии), первых и последних листах, чистых страницах и не занятых основным текстом частях страниц, на книжных переплетах, б) приписки (писцовые, редакторские и читательские комментарии к тексту) и в) подписи к рисункам.
2 В действительности весь текст, записанный в восемь строк справа от изображения человека, хорошо виден и читается целиком (см. илл. 1–2)3:
3. Цифровая копия размещена на сайте РНБ .
3

Илл. 1. Соф. 84, задняя крышка

4

Илл. 2. Соф. 84, задняя крышка. Текст записи

5

О ратнова | попе микули|ньски⁘| об ъдномь | черевь а дру|гого изъста|ль въ къѥ[в]ѣ | ручьи⁘4

Для большей части записи (без первой строки) можно предложить следующий перевод: ‘…поп микулинский в одном башмаке, а другого лишился в къѥвѣ ручье’. При сравнении этого текста с рисунком становится ясно, что он описывает изображенного на крышке рукописи человека. Фигура представлена в священническом облачении и с церковной книгой в правой руке – т.е. это поп, а одна из его ног – босая (черный контур правой ноги не закрашен киноварью, в отличие от левой). Кроме этого основного изображения ниже на доске есть рисунок без киноварной закраски меньшего размера, частично замазанный сверху чернилами. В нем просматривается человек с книгой в правой руке (без “нимба&8j1;), т.е. это, по-видимому, “эскиз&8j1; или повтор основного рисунка.

4. Нечетко читаемые буквы заключаются в квадратные скобки. Границы строк обозначаются знаком |, границы страниц – знаком ||.
6 Подпись к рисунку представляет большой интерес как с точки зрения языкового материала, так и в качестве источника информации по истории книгописания XIV в.
7 В лингвистическом отношении этот небольшой фрагмент интересен, во-первых, отражением т.н. бытовой графической системы [5, с. 21] – написанием ь на месте ѣ и е (черевь = черевѣ, изъсталь = -ле), ъ – на месте о (об ъдномь, изъсталь), во-вторых, использованием древней новгородско-псковской флексии -е в именных формах им. п. ед. ч. муж. рода (попе, изъсталь), в-третьих, редким употреблением предлога об с мест. пад. “при указании на количественный признакˮ [6, вып. 12, с. 7], документируемом для древнерусского периода лишь единичными примерами [7, т. V, с. 463, 465]5 (об ъдномь черевь, ср. о двух головах), в-четвертых, ранними фиксациями редких слов и значений, весьма скудно либо вообще не отраженных в исторических словарях: глагол изостати в значении ‘лишиться’ до сих пор иллюстрировался только цитатой из Задонщины [6, вып. 6, с. 199], а существительное черевъ ‘башмак’ доселе вообще не регистрировалось6, хотя именно к образованию м. р. *červъ естественно возводить суффиксальное производное *červikъ7 (ср. ставшие знаменитыми благодаря Гоголю черевички и прозвище Черевик у него же).
5. Заметим, что в [7, т. V, с. 463] это значение напрасно объединено со значением приблизительного количества.

6. Возможно, впрочем, что род. п. этого же существительного (в неполногласной огласовке) представлен в Галицко-Волынской летописи по Ипатьевскому списку: инии же изъ подъшевь выстѹпахѹть акы ис чрева [8, с. 76] (vs. собирательного червiа в других списках), – вопреки устоявшейся трактовке данной формы как образования от чрево в значении ‘обувь’ [9, с. 127]; [10, т. III, стб. 1537]. Форма им. п. чревъ, приведенная А.Х. Востоковым с глухой отсылкой к Прологу XIV в. под 6 ноября [11, т. 2, с. 283], не находит подтверждения в базе данных по Прологу, разрабатываемой Л.В. Прокопенко: там фигурируют только написания с -во [12].

7. Ср. [13, с. 168]; [14, вып. 4, с. 81]. Подробнее о праслав. *červ- и его континуантах см. [15, с. 128–133].
8 Существенную сложность для интерпретации представляет первая строка записи – последовательность букв Оратнова. Компонент -ова- совпадает с частотным глагольным суффиксом, что допускает интерпретацию этой последовательности как глагольной формы. Уточнить прочтение позволяет материал экстратекстов, расположенных на последнем листе списка Триоди (л. 240) и выполненных, очевидно, после создания рисунка и подписи на крышке кодекса (см. илл. 2). На лицевой стороне листа под основным текстом, занимающим пять верхних строк, помещены в несколько строк разрозненные пробы пера (см. илл. 3), которые отчасти воспроизводят начальные слова песнопений из завершающего рукопись Триоди канона на успение Лазаря (л. 236–240)8, выписанных на той же и противоположной странице (л. 239v–240):
8. Славянский текст канона (относящегося к среде 6-й недели Великого поста) известен также (в отчасти сокращенной версии) по новгородской рукописи рубежа XIII–XIV вв. РНБ, Погод. 41 (л. 138v–141v; далее П), однако его греческий оригинал до сих пор не обнаружен, см. соответствующие пометы в инципитарии Д. Штерна [16, т. II, с. 27, № 8924; т. I, с. 621, № 6715 и др.]. Издание Триоди по древнейшим рукописям [3], к сожалению, остановилось на 4-й неделе поста.
9

Илл. 3. Соф. 84, л. 240

10

Илл. 4. Соф. 84, л. 240v

11

да | дн[ь] (ср. Дньс̑ идеть хс̑ъ) | покуша9| Словомь (ср. Словомь твоимь слово б҃иѥ) | Живо (ср. Животу гс̑ь и смр҃ть бвъ, Животъ въдъхну) ратнова | Слово.

А на обороте последнего листа (л. 240v) сверху (как если бы начиналась обычная первая строка) написано: ратнова попе·(илл. 4)10. Как в пробах пера, так и в этой записи последовательность ратнова представлена уже без начального О, что подтверждает предложенный выше словораздел: О ратнова. В данном контексте О очевидно выступает как восклицательное междометие, вводящее двусоставное предложение. Синтаксически сходные структуры отмечены в Новгородской первой летописи (под 1215 г.): о горѣ тъгда брат̑ѥ бѧше; о горѣ бѧше [17, с. 168], – а в церковно-книжных памятниках наблюдается использование о перед определенно-личными предложениями: о како пострадалъ ѥси; о какъ бв҃и ловъ принеслъ ѥсть [18, с. 168, 240]. Таким образом, ратнова скорее всего должно интерпретироваться как аористная форма 3 лица ед. ч. не зафиксированного словарями бесприставочного глагола ратьновати, образованного от прилагательного ратьни. Словообразовательный тип отадъективных глаголов с суффиксом -ьн- богато представлен в Словаре древнерусского языка (см. [19, с. 73]), ср.: бѣдьновати ‘бедствовать’, бѣсьновати ‘быть безумным’, дължьновати ‘быть должным, обязанным’, дѣиствьновати ‘оказывать воздействие’, мирьновати ‘жить в мире’, неправьдьновати ‘совершать несправедливость’, страньновати ‘быть странником’ и др. В этом ряду и на фоне словообразовательных пар типа бѣсьновати – бѣситисѧ, мирьновати – миритисѧ или неправьдьновати – неправьдовати глагол ратьновати естественно рассматривать как словообразовательную параллель к глаголам ратитисѧ ‘воевать, сражаться (сразиться), бороться’ (известен с XI в. [6, вып. 22, с. 114]; [7, т. X, с. 346]) и ратовати ‘воевать; сопротивляться’ / ратоватисѧ ‘воевать, сражаться, биться’ (известны начиная с Палеи исторической XII в. по списку XV в. [6, вып. 22, с. 117].

9. Начало формы покушаю или покушати – обычной пробы пера, см. [7, т. VII, с. 64].

10. В центре этой же страницы надпись на крышке еще раз повторена в большем объеме небрежным выцветшим полууставом: О ратнова попе | микулиньскои.
12 Применительно к ситуации с утратой башмака глагол ратьновати – по-видимому, выражавший, как и однокоренные глаголы, значение ‘воевать; сразиться’ – мог быть употреблен с ироническим оттенком. Возможно, в экстратексте описаны результаты банальной драки: поп ратьнова ‘сразился’ > ‘подрался’ на берегу ручья и в пылу сражения (или убегая) потерял там башмак. Выделению такой грамматической основы способствует и пунктуация записи: декоративное четырехточие, завершающее строку, поставлено после группы подлежащего попе микулиньски.
13 На первый взгляд резким может показаться грамматический контраст, возникающий при контактном расположении книжной формы аориста и диалектной формы номинатива на -е – ратнова попе. Однако в точности такое же сочетание – аорист 3 лица + форма попе – обнаруживается в писцовой записи из мартовского Пролога первой половины XIV в. (РГАДА, Тип. 174, л. 24): поиде попе за рекоу [20, с. 264; 21, с. 82]11. Также вполне допустимы переключения глагольных форм с аориста на перфект без связки (см. далее изъсталь) – такая ситуация наблюдается, в частности, в выходной записи Милятина евангелия середины XII в.: написахъ еуан҃глие. и апс̑лъ... и крилъ 160б [23, с. 373].
11. В [22, с. 393, № 399] запись интерпретирована как “требование пойти за рекуˮ, поскольку Л.В. Столярова, видимо, восприняла диалектную форму им. п. на -е как вокатив (в ее воспроизведении форма окружена запятыми) и соответственно осмыслила аорист поиде как императив поиди. Фотокопию киноварной записи см. на сайте .
14

Существенные затруднения вызывает идентификация ручья. Соблазнительно было бы отождествить къѥвъ ручии с одной из речек, протекающих в псковском ареале, – Киевцем (бассейн Шелони) [24, с. 293] или Киевкой (бассейн Великой12); впрочем, в настоящее время известен и Киёв ручей, протекающий на другом краю древних новгородских земель – к северу от деревни Будово Торжокского района Тверской области13. При такой трактовке написание къѥвѣ отражает замену  > ъ, хорошо известную по берестяным грамотам [5, с. 34]14, и, как и форма микулиньски, соответствуют фонологической системе северо-западных говоров, в которых переход /кы/ > /ки/ начался не ранее XIV в. [5, с. 90–91]15. Вариативность к / къ вполне корреспондирует с общей графической неупорядоченностью разбираемого экстратекста, где фонема /о/ даже в одном слове передается буквами ъ и о (ъдномь). Однако именно последнее обстоятельство не позволяет исключить из рассмотрения альтернативную гипотезу – использование ъ в къѥвѣ для обозначения /о/ и, тем самым, отражение в данном гидрониме корня коj- (ср. покоить, покой) – такого же, как в прозвище Кой (берестяная грамота № 263 второй половины XIV в. [5, с. 609]), в зафиксированных в XVI в. названиях деревни Коегощ и озера Коегощь [24, с. 174], в современных названиях деревень Коево в Ивановской области и Коевци в Болгарии <https://www.google.com/maps>.

12. Благодарим за информацию В.Л. Васильева (электронное письмо от 31.05.2021).

13. Причем вблизи ручья ранее стояла деревянная Никольская (!) церковь, построенная (или возобновленная?) в 1846 г. <https://ru.wikipedia.org/wiki/Будово>.

14. В частности, и на фоне смешения ъ / о, ь / е, ср. в берестяной грамоте № 662/684 (2-я половина XII в.): а ѭ дроугъхо возѧтъ | а не заглажьно ‘а у других взято, но не заглажено (т.е. не вычеркнуто)’ [5, с. 384–385].

15. Заметим, что номинатив микулиньски демонстрирует морфологическую инновацию – замену исконного псковско-новгородского адъективного окончания им. п. -еи (ср. именное -е в попе) аккузативной флексией *-ъjь [5, с. 67].
15 В итоге полный перевод подписи к рисунку предстает в следующем виде: ‘Ох, повоевал поп микулинский: в одном башмаке, а другого лишился в Киеве / Коеве ручье’.
16 Упоминание “попа микулинскогоˮ встраивает кодекс Соф. 84 в линию исследований по истории книжной культуры на Руси в XIV в. Хотя “микулинскимˮ мог именоваться любой священник церкви Свт. Николая Мирликийского (каковых, безусловно, было много на территории Древней Руси), тем не менее каждому исследователю восточнославянской книжности хорошо известна выходная запись мартовского Пролога первой трети XIV в. (РГАДА, Тип. 177, л. 81б)16, в которой писец Андрей – очевидно, священник псковской церкви Николая Мирликийского – называет себя именно “попом микулинскимˮ: А писано многогрѣшною роукою аньдрѣ попа17 микулиньски. и сн҃ъ ѥго козма (см. илл. 5; ср. [20, с. 256]). При участии Андрея, возглавлявшего псковский скрипторий в первой половине XIV в., было переписано по меньшей мере пять дошедших до наших дней псковских рукописей, над которыми вместе с ним трудились десять других современных ему книжников [25]; [26, с. 76–77]; [27, с. 71–72], в том числе сын Андрея Козьма Попович и Явило, упомянутый также вместе с Андреем в Псковских летописях под 1327 г. [28, с. 91]; [29, с. 84]; [25, с. 58].
16. См. .

17. а позднейшим почерком исправлено на ъ. Писец перешел от род. п., согласованного с аньдрѣ, к несогласованному приложению в номинативе.
17

Илл. 5. Пролог Тип. 177, л. 81б

18 Сопоставим палеографические и лингвистические особенности Софийской триоди и рукописей псковской книгописной мастерской.
19 Кодекс Соф. 84 написан четырьмя первичными (исходными) почерками, довольно близкими и при этом надежно маркированными, позволяющими отделить их друг от друга. Первые два писца активно взаимодействовали до л. 198 (включительно) и вернулись к работе в конце книги. Третий писец трудился преимущественно самостоятельно, однако на коротких отрезках его сменял четвертый писец. Почерк четвертого писца, как кажется, демонстрирует некоторую зависимость от почерка третьего.
20 Работа писцов над рукописью выглядит следующим образом:
21 1-й писец: 1r–1v12, 6–14, 15v–31v, 32r19–37v, 45r12–24, 46r17 (прѣстоли)–49v16, 50v–108v, 115v9–137v, 141v–146r, 153v–166v, 183v11–184r, 185v–187r, 231r–232v11, 233r–239v.
22 2-й писец: 1v13–5v, 15r–15r, 32r1–18, 38r–45r11, 45v–46r17 (гс̑дьства.), 49v17–50r, 109r–115v8, 138r–141r, 146v–153r, 167r–183v10, 184v–185r, 187v–198v, 232v12–23, 240r1–5.
23 3-й писец: 199r–213r18 (грѧ–), 213v–225r8, 225r9–13, 225r18 (ѹтоли)–226r3 (всь), 226r6–11, 226v–229v6 (всѣмъ), 229v7 (-ас ради)–229V10 (рч̑е), 230r–230v.
24 4-й писец: 213r18 (-дѹще)–213r23, 225r8, 225r14–18 (мари), 226r3 (смѹщашесѧ)–226r5, 226r12–23, 229v6 (виши)–229v7 (сн [вм. си] н-), 229v10 (лазорь)–229v23.
25 Основные различия в начертании графем по четырем почеркам можно представить в виде таблицы.
26

Табл. 1. Исходные почерки Соф. 84

1-й почерк 2-й почерк 3-й почерк 4-й почерк
27 Различия почерков просматриваются довольно отчетливо. Первый писец наиболее последовательно использует ступенчатый тип в, при этом его почерк характеризуется высокими мачтами ѣ и немного опущенными (по сравнению с другими писцами) перекладинами ѥ (консервативный тип). У второго писца представлены прогрессивный тип з с направленным вправо хвостом и ярко выраженное стремление к горизонтальному увеличению нижних петель (б, в, ъ, ь). Кроме того, только второй писец использует диакритику (две точки) над неприкрытыми гласными. У четвертого писца заслуживают внимания перекладины йотированных букв, расположенные вдоль верхней линии строки, а также трапециевидные петли еров и в с острым правым верхним углом. При этом в начертании ц и щ он явно следовал образцам третьего писца (ср. с другими переписчиками). Не менее важной чертой для характеристики его писцовых навыков является тот факт, что только в переписанных им фрагментах (а он переписал менее одного листа) встречается широкое є.
28 Запись на внутренней стороне переплета Соф. 84 не принадлежит ни одному из переписчиков рукописи. В то же время нельзя не отметить очевидную близость почерка экстратекста почерку второго писца. Автор записи использует тот же диакритический знак (две точки, расположенные горизонтально) над неприкрытыми гласными, такое же широкое о в начале графического слога, и даже характер начертания буквы б как будто соответствует специфическому б () второго писца, с широкой петлей, выступающей за козырек. При этом, безусловно, о тождестве почерков говорить нельзя, причем не только потому, что в целом манера письма экстратекста довольно небрежна и “непрофессиональнаˮ, но и потому, что сам текст записи содержит явные элементы бытовой орфографии. Надо полагать, автор записи использовал каллиграфическую манеру второго писца в качестве образца.
29 Проведенное по палеографическим данным разделение текста на почерки подтверждается и различиями в орфографии указанных частей. Два первых писца противопоставлены третьему как заметно более консервативные по своим установкам (возможно, они последовательно сохраняют орфографию древнего антиграфа, см. ниже). Несмотря на закономерно большое количество пропусков еров на письме, первый писец, тем не менее, в отдельных примерах выдерживает их написание в слабой позиции в тех корнях и основах, где они утрачивались на письме раньше остальных [30, с. 418–433]. Ср. у первого писца: вьси | 8v, цр҃къве 9, кънѧзи 12v, зъли|мъ 26, тьлѣни 27, бесловесьна 27v, тъкъмо 49, нетьлѣньни 50v, зълихъ 51v, кижьдо 56, дъвѣ 56v и др.; у второго писца это характерно для ограниченного круга морфем: рьци 38v (2×), 39, 167v, въ|сивъша 39 (суффикс -въш- чаще пишется в почерке в таком виде), створьше 41 и др. Третьему писцу подобные написания не свойственны, напротив, он активно употребляет написания, вошедшие в орфографию позднее XII в.: в гробѣ 203, в нощи 208, съчтавше 215, взови 219v, съвкоуплениѥ 222, сборъ 222v, вскре||силъ ѥси 223–223v, возпи 223v, над нимь 224 и др.; в том числе в этом почерке суффикс -въш- пишется без ера. Еще нагляднее две части рукописи (первый и второй почерки / третий почерк) противопоставлены по оформлению адъективных флексий. Первый и второй писцы используют для большинства окончаний (за исключением -аго/-ѧго) древнюю нестяженную форму: из 171 формы, встретившейся на л. 1–110v, только в 8 примерах (4,6%) представлена стяженная запись. Показательно, что в формах дат. п. ед. муж. и сред. рода вариативность в написании флексии выглядит как -(о)уоум(о)у / ом(о)у – т.е. вариант -(о)умоу совсем отсутствует (формы на -юмоу встречаются в конце текста после л. 231). Такое соотношение в период активного использования варианта оуоумоу непредставимо. Третий писец нестяженные варианты флексий вообще не использует.
30 Архаичные особенности орфографии и грамматики первых двух почерков Соф. 84 коррелируют с высказывавшимися в научной литературе – впрочем, далеко не общепринятыми (см. [31, с. 173–176]; [3, T. I, S. *113]) – предположениями о весьма древнем, возможно, моравском происхождении славянского перевода Постной триоди (см. [32, с. 99]; [33, s. 124]). В пользу этого тезиса свидетельствует суффикс им. п. ед. ч. действительного причастия наст. вр. -а (vs. др.-болг. -), представленный в Софийской триоди, как и в ряде других списков, в формах небрѣга 154v (= Син. 319 [далее С], 225v, П, 96), зова 188 (= С, 265; в П, 121v инновационное зовѧ), зова 235v (= Тип. 138, 3) и едва ли отражающий раннее восточнославянское влияние, но скорее сохраняющий исконный западнославянский облик. В канонах, посвященных воскрешению Лазаря, в Соф. 84 регулярно используются формы сложного прилагательного четвьрдьневьнаго 231, 233 (2×), 233v, 234, -на 234, 234v, 235v, четвьрденевьно 231v, -на 236, четвьрденьвьна 239v – т.е. без соединительного гласного и с корнем на нулевой ступени (*četvьr-); аналогичные образования отмечены Пражским словарем преимущественно в переводе Бесед Григория Великого, “originis bohemicaeˮ [34, т. I, с. LXVII], по древнерусским спискам, а также в сербском списке Апостола [34, т. IV, с. 856–857] (см. также [35, с. 218]). Из других любопытных форм, отмеченных в рукописи Соф. 84, заслуживают упоминания – безотносительно к локализации перевода – императив от основы вид- по I классу видѣмъ 117 (vs. видимъ в С, 183v и П, 68; ср. [36, с. 222]) и редкостный пример “адъективацииˮ существительного в соответствии с греческой артиклевой формой (см. [37, с. 27]): Сдѣтелѧ породи. бл҃гочесть сдѣтелѧѥго 138 – τὸν δημιουργόν18. Обращает на себя внимание также употребление в Соф. 84 представленного в памятниках как западно-, так и южнославянского происхождения германизма гонести ‘избавиться, спастись, скрыться, бежать’ [40, с. 212]; [14, вып. 7, с. 21] и производных в соответствии с другими глаголами в прочих списках (отражающих иную редакцию перевода): всѣхъ горъ огоньзаи 159v vs. в сигоръ прежевъбѣгни (П, 100v), въ сигор прѣжевъбѣгни (С, 230–230v) – εἰς Σηγὼρ προανασώθητι [41, с. 141]; въ сигоръ ѹгонѣзаи 161 vs. бѣгаи (П, 102), ѹбѣгаи (С, 232) – διασώθητι [41, с. 190]; ѹгонезнѹ 163v vs. ѹбѣжа (П, 104, 234v) – ἀπέδρα [41, с. 190]; гонезъ 235v – дошьдъ (Тип. 138, 3) – ἀποδράσας [41, с. 595].
18. Так же в С, 134v, 205v и П, 82v – но с иным первым словом, Садителѧ, – более точным переводом греч. Φυτουργόν; греческий оригинал песнопения остался неизвестным Д. Штерну [16, т. III, с. 88, № 17541], однако стабильный переводческий эквивалент садитель – φυτουργός [6, вып. 23, с. 13] позволяет легко найти искомое в инципитарии Э. Фоллиери [38, т. V, с. 25] и затем – в [39, с. 411].
31 Наряду с архаичными чертами Соф. 84 отражает и ряд диалектных особенностей, указывающих на ее происхождение из северо-западного скриптория. Наибольшим числом примеров представлено смешение на письме ц и ч:
32 1-й писец – прочвела 6, зьрчала 11, концати 12, очьтъ 16v, мч҃нце 19, 20v, 21 (2×), 21v (3×), 22, 23 (2×), 24 (2×), 25 (2×), 26v, 27 (2×), 27v (2×), 29, 29v, сконьцани 21, чл҃вцьстии 22, страстотерпьце 22, 22v, вѣньцасѧ 23v, мученице 25v–26, 28 (2×), подъсл҃нценую 26, 29v, вѣнь|цьносьць 26v, страда|льце 26v, въчл҃вцитисѧ 27, про҃рчи 36v, 37v, прѣже ко|ньцин 48v, свѣтли обла|це 48v, гора тоуцьна 48v, цисти 48v, пълчи 53, ницемоу|же 55, свѣтонаставни|це 60v, о|чь҃тъ 61, дѣла цл҃вцьска 64v, оц҃ьск 69, всѧчѣмь 75v, циста 77, овьца по|гбьшеѥ 82, чл҃вколюбьце 82v, оц҃е 85v, сл҃нцьно ѥдиньство 94, чл҃вцьство 99v, свѣту источни|це животьни 105v, сл҃нцьна 122, въ отьци лонѣ 127, Тоцаща 236v и др.;
33 2-й писец – очта 5, привлечи 197;
34 3-й писец – чл҃вколюбце 205, 210, сконцаѥши| ибо [П, 135 бо] сѧ 208, цьрвленицею 208v, въ цьрвле||ницѣ 210–210v, прѣже конча 214v, кончемъ 216, ремница сн҃а 218v, чл҃вколюбце 224v, 227, чл҃вцьскомь 225v, Оч҃а славимъ сн҃а и дх҃а 225v, живодавце 226, 227, въчловѣцениѥ 227v;
35 4-й писец – мьртвьча 226.
36 В передаче рефлексов *zd/*zg(i) в Соф. 84 преобладает написание жг, отражающее диалектное произношение:
37 1-й писец – пригвожгьсѧ 21v, 61, 97v, пригвожгенъ 28, 59v, пригва|жгѧѥма 61v, 130, пригво|жгена 73, пригважгѧ 82v, пригважгаѥтьсѧ 115v, пригважгаѥма 121v, -мъ 121v, пригвожгенаго 122v, пригвожгьшесѧ 123v, пригвожгенихъ 126v, Одожгили 151v, Одъжги 159, одъжги 159v (но при|гвожден 38v, пригвожденаго 101, пригваждѧѥ|ма 107v, пригвождь 113);
38 3-й писец – до|жгемь 202v.
39 У второго писца, напротив, этот рефлекс выступает только в виде жд: пригвождь| 15, -сѧ 115, 149v, пригвожденаго 115, ному 148, -на 177, -нъ 180v. В свете того обстоятельства, что и примеры цоканья в его тексте единичны, 2-й писец предстает как более внимательный и квалифицированный – ему в большей степени удавалось избежать проявления в орфографии диалектных фонетических особенностей.
40 Ряд фонетических диалектизмов представлен редкими вкраплениями. Надежным примером псковского соканья можно признать, пожалуй, только написание на крс̑тъ възвесену 52v, которое на фоне греч. ἀναρτηθέντι [41, с. 267] ‘повешенному’ и при наличии параллели ἀναρτᾶν – обѣсити в Супрасльской рукописи [42, с. 335] однозначно интерпретируется как сокающая запись причастия възвѣшену19. С другой стороны, два примера формы разиза в первом почерке (18, 22v) могут отражать и ассимиляцию, известную также непсковским рукописям. Псковское неразличение согласных по звонкости-глухости в сильной позиции как будто представлено в слове кобиѥмь 80 (ср. копиѥмь в С, 145v) – однако ввиду нередкого смешения других букв (на пору възидѣмъ 144 vs. гору П, 86, дерв 156v vs. пьрв С, 227v, смокольнми 156v vs. смокъвьними С, 227v, разьичьною 157 vs. различьною С, 227v, недьижимѣ 159v вм. -дв-) таким написаниям вряд ли стоит придавать фонетическое значение; ш вм. ж в форме кошаны 156v (vs. кожьн С, 227v) – вероятно, лишь результат повторения ш из предыдущей словоформы: Съшиваше кошан одежа. Возможно, диалектный переход [’a] > [e] между мягкими согласными был отражен в устраненном написании *освѧщеѥть > о|свѧщаѥть 72v. Несомненное сходство с нерегулярной новгородско-псковской рефлексацией *tъrt как trot [5, с. 50–51] обнаруживает написание исплонѧ 234. Необходимо отметить также формы с меной [t’ьt’] > [t’it’] – кърмичи|и 12, агници словеснии 220v (здесь мена буквы может иметь графическую природу), а также более надежные примеры: мьртвица 129v, Ангиць (sic) 155 (вероятно, гиперкоррекция, связанная с данной фонетической особенностью, была допущена в формах агнеца 113 и агнь|це 185v вм. агница, агнице); этот фонетический переход отмечается в основном в новгородско-псковских рукописях [15, с. 16]. Написания побиди 61, радуишисѧ 88v, очевидно, отражают не аканье (в широком смысле) или тем более иканье, а обычное графическое предвосхищение. Написание тва|рьчю 154 (vs. тво|рьцю С, 224v, творцю П, 95v) также вряд ли продиктовано аканьем, но скорее ассоциацией с тварь в контексте, ставшем совершенно бессвязным в результате переписываний20: ко каиновѣ [вм. *ко каинъ и вѣ] дш҃е стра(с)на. всѣхъ тва|рьчю дѣла сквьрньна. и хульну жь|ртву. и небл҃гожитиѥ принесоховѣ | оба тѣмь сѧ осудиховѣ – Ὡς ὁ Κάϊν καὶ ἡμεῖς, ψυχὴ ἀθλία, τῷ πάντων Κτίστῃ πράξεις ῥυπαρὰς καὶ θυσίαν ψεκτὴν καὶ ἄχρηστον βίον προσηγάγομεν ὁμοῦ· διὸ καὶ κατεκρίθημεν [41, с. 463] “Как Каин, так и мы, несчастная душа, принесли Создателю всего жертву порочную – дела нечестивые и жизнь невоздержанную: поэтому мы и осужденыˮ21 (в П следы дв. числа вообще устранены: …принесохъ бѣ. да об҃атѣмсѧ о судѣ). Антиципация слова тварь бесспорно имела место в написании тва ѥ|смь тварь 159. Ввиду обычной для древних рукописей вариативности в передаче заимствований малоинформативно написание парфиру 163v.
19. Существенно менее вероятно возведение ее к искаженному причастию от възнести, ср. възнесену (П, 34): логичнее рассматривать последнее написание как “исправлениеˮ псковизма.

20. Ср. замену формы (нива) недѣлана (так в С, 261v) на недѣлѧна 185v вследствие возникшей при переписывании ассоциации с существительным недѣлѧ.

21. >>>>
41 Привлекают внимание два примера с метатезой с и в в первом почерке: овсѧщаюсѧ 6v, всѣтила 10v. Г.К. Голоскевич указал на подобные формы в галицко-волынском Евсевиевом евангелии (сви 13, 77, све тѣло 33, въ свѣмь мирѣ 89v, по свѣи винѣ 114 и др.) – около 30 случаев [43, с. 20–21]. В. В. Колесов считал их проявлением фонетической метатезы “согласно принципу возрастающей звучностиˮ слога и подчеркивал необходимость дальнейшего исследования территориальной распространенности подобных рефлексов [44, с. 35]; материал СДРЯ [7, т. XI, с. 714] свидетельствует о наличии написаний типа свегдо, свѧ, свему, свѧкъ в памятниках различной диалектной отнесенности22.
22. На месте вьси. вла|стели (С, 227), вси властели (П, 97v) в Соф. 84, 156v читается сти власте|ли.
42 Несколько раз на небольшом отрезке текста, переписанного 1-м писцом, регистрируется изменение мене > мне, зафиксированное А.И. Соболевским в новгородской и галицко-волынской письменности [45, с. 84–85]: съ мне 155, 155v (4×) в соответствии с отъ мене в С и П; оми мне 157 vs. мѧ С, 228; избави осуженаго мне 159 vs. мене П, 100; не призри мне 159v vs. мене П, 100v.
43 В целом совокупность диалектизмов в тексте Триоди Соф. 84, начиная с соканья, позволяет рассматривать Псков как регион написания рукописи. Хорошо известно, что не все связанные с Псковом писцы были носителями псковских говоров с маркированными древнепсковскими чертами. По крайней мере, сохранилось достаточное число псковских по происхождению книжных памятников, не содержащих типичных псковизмов, но отражающих общие для северо-западного диалектного региона черты [46, с. 140–149]. Принципиально различаются в плане отражения псковских региональных особенностей и орфографические системы двух писцов Пролога 1383 г. (Тип. 172) [47, с. 247, 260]. Да и кодексы псковского скриптория Андрея Микулинского содержат незначительное число псковизмов (представленных лишь у части переписчиков) [48, с. 138].
44 В то же время, палеографических данных, напрямую ассоциирующих Соф. 84 с псковским скрипторием, не обнаружено. Ни один из почерков Соф. 84 не совпадает с почерками “круга Андрея Микулинскогоˮ. Напрашивающееся, благодаря прозванию микулиньски, предположение о том, что рисунок на нижней крышке переплета является карикатурным изображением самогó псковского книжника, сталкивается с хронологическим проблемами, так как практически каждый исходный почерк Триоди по совокупности палеографических маркеров не может быть датирован ранее середины XIV в. – тогда как рукописи «андреевскогоˮ скриптория в основном относятся к началу второго десятилетия XIV в. [25].
45 Наиболее важными для датировки кодекса Соф. 84 являются следующие прогрессивные элементы.
46 1. Высокие косые перекладины ѥ первых трех почерков. Наиболее консервативный тип, близкий к ѥ Козьмы Поповича (см. [27, табл. 6]) представлен в первом почерке Соф. 84. В четвертом, фрагментарном, почерке отмечен тип йотированных графем с прямой перекладиной, расположенной вдоль верхней линии строки. Среди датированных псковских почерков имеется лишь один с таким положением перекладины йотированных букв – шестой почерк Шестоднева Тип. 77 (до 1389 г.)23: , , . В новгородских датированных памятниках самым ранним примером подобных начертаний является фрагментарный почерк столбца 10б в Евангелии 1355 г. (ГИМ, Син. 70): , , 24.
47 2. Характерным для второй половины XIV в. является начертание з с выброшенным вправо хвостом. Близкие первому и третьему почерку начертания з фиксируются и в некоторых более ранних рукописях, однако вариант второго почерка () в датированных северо-западных книжных памятниках первой половины XIV в. не встречается.
48 3. Первые два почерка характеризуются прогрессивным ж с редуцированным верхом. Подобный вариант ж во всех регионах активно стал употребляться довольно поздно, хотя наблюдается и в более ранних памятниках (см. ПНЧ 12963, ЕвПант 13172, Ирм 1344 [27, табл. 8]).
49 4. Первый и второй почерки характеризуются поздним начертанием в с разомкнутой петлей. Близкие варианты также известны в более ранних рукописях (см. ЕвЕвс 1282, ПНЧ 12963, Служ ок. 1317 [27, табл. 3]), однако именно во второй половине XIV в. такое начертание получает наибольшее распространение. В псковских рукописях, к примеру, из 14 датированных почерков второй половины XIV в. такой тип в представлен в десяти.
50 Тем не менее, опосредованная связь Софийской триоди с Андреем Микулинским все-таки обнаруживается – благодаря хранящемуся в РГАДА годовому комплекту служебных миней, поступивших на Московский печатный двор из псковской церкви Богоявления в Кстове [29, с. 40–43]. Комплект включает двенадцать пергаменных кодексов25. Минея на сентябрь (Тип. 85) имеет широкую датировку XII–XIII в. и не представляет для нас интереса, как и Минеи на ноябрь и декабрь (соответственно Тип. 93 и Тип. 97), которые датируются (впрочем, не бесспорно) XIII веком. Однако остальные части комплекта требуют большего внимания.
25. 10 из 12 кодексов (за исключением Миней на январь и февраль – Тип. 101 и Тип. 105) оцифрованы и доступны в интернете: .
51 Кодексы Тип. 112 и Тип. 116 (Минеи на май и июнь) переписаны одной рукой. А.А. Покровский [29, с. 72] ошибочно считал, что писцом рукописей является дьяк Никита, оставивший записи в обоих кодексах. Ошибка Покровского в настоящее время продолжает повторяться Л.В. Столяровой [22, с. 415]; [50, с. 239], несмотря на то что составители Каталога ЦГАДА решительно возражали против этой атрибуции [20, с. 189, 192]. И все же одна запись в Тип. 116 (л. 132) принадлежит писцу [20, с. 192] и даже немного проливает свет на его социальный статус: гс̑и помилуи игумена напоӏлъ брт̑аю медомь на сиӏ дн҃ь·26. В Каталоге ЦГАДА оба кодекса датируются первой половиной XIV в. (что, на наш взгляд, соответствует действительности), однако Л.В. Столярова полагает, что палеографические особенности указывают на вторую половину столетия27. Переписчик миней Тип. 112 и Тип. 116 изготовил также Служебник РНБ O.п.I.428, отдельные листы которого хранятся сейчас в Балтиморе (Walter Art Museum, W. 548) (подробнее о Служебнике см. [51]). Рукопись датируется до 1342 г. по записи на л. 1, причем сама запись также, весьма вероятно, принадлежит писцу [22, с. 260]29.
26. См. .

27. Обоснования этой позиции исследовательница не дает. Мы считаем, что почерк Тип. 112 и Тип. 116 представляет собой маргинальный тип, который крайне сложно датировать на основании собственно палеографических особенностей.

28. См. .

29. Плохая сохранность записи не позволяет утверждать это с полной уверенностью, тем более что важная для атрибуции буква ж (см. ниже), специфическая у данного книжника, в тексте маргиналии отсутствует.
52 Другой почерк объединяет Минеи на октябрь, февраль, июль и август30 (Тип. 90, Тип. 105, Тип. 123 и Тип. 127). Рукописи датированы в Каталоге ЦГАДА серединой, началом, первой половиной и серединой XIV в. соответственно. Исходный текст всех рукописей (за исключением Тип. 105, в которой имеется также один фрагментарный почерк на л. 12) написан одной рукой31. Из маргиналий данному писцу принадлежат: проба пера на л. 1 в кодексе Тип. 127, киноварная запись на л. 1 октябрьской Минеи Тип. 90 [20, с. 182], а также, возможно, пробы пера на л. 105 той же рукописи. Этим же писцом переписан псковский Служебник 1317 г. – РНБ, Q.п.I.67 (запись о кончине княгини Марии Довмонтовой на л. 40, очевидно, тоже сделана самим писцом), однако нам представляется ценным другое обстоятельство: именно этот писец, совместно с писцом Миней Тип. 112 и Тип. 116, работал над второй частью [25, с. 56–57] Пролога Тип. 177, созданного при участии Андрея Микулинского и Козьмы Поповича (которые переписали первую половину этой рукописной книги). В.В. Калугин осторожно допускает, что текст седьмого писца (который принадлежит писцу Миней Тип. 112 и Тип. 116 и Служебника O.п.I.4) является вставкой середины XIV в. Однако столь тесное соседство двух писцов в рамках двух разных книгописных проектов (стоит учесть, что равные по размеру кодексы Тип. 112, Тип. 116, Тип. 123, Тип. 127 представляют собой к тому же служебные Минеи на май–август, т.е. на следующие подряд месяцы) говорит скорее в пользу того, что они были современниками. В Каталоге ЦГАДА Пролог Тип. 177 датируется началом XIV в. [20, с. 255], Л.В. Столярова предлагает датировку ок. 1330 на основании упоминания Андрея Микулинского в составе псковского посольства в Москву [22, с. 235]. Причины, по которым исследовательница отдает предпочтение именно летописному упоминанию Андрея, а не факту его участия в работе над более ранними рукописями, не вполне ясны. Скрипторий Андрея Микулинского, вероятно, обслуживал нужды многих псковских церквей и монастырей. Пролог Тип. 177 изготавливался для церкви Воздвижения на Княжем дворе и там же, судя по всему, хранился до XVII в. [25, с. 57], когда рукопись поступила на Московский печатный двор. При этом время, когда связанные с Андреем Микулинским минеи оказались в церкви Богоявления в Кстове, неизвестно. Запись на л. 4 Минеи Тип. 116, сделанная поздним почерком, как кажется, близким почерку дьяка Никиты, которого А.А. Покровский принял за писца рукописи, содержит упоминание игумена Изосимы – т.е. еще в XV в. рукопись могла храниться в каком-то монастыре (возможно, Рождества Богородицы на Снетной горе [50, с. 239]).
30. На тот факт, что Тип. 123 и Тип. 127 должны были с самого начала составлять комплект, а также на близость почерков обратили внимание Л.В. Мошкова и АА. Турилов при дигитализации кодексов в рамках проекта РФФИ № 17-29-09015.

31. По мнению составителей Каталога ЦГАДА, в Тип. 105, Тип. 123 и Тип. 127 представлен устав нескольких почерков [20, с. 185, 196, 199].
53 В оставшихся трех минеях годового комплекта на январь, март и апрель (Тип. 101, Тип. 106 и Тип. 111 соответственно) также имеется общий почерк. В Каталоге ЦГАДА кодексы имеют разную датировку (середина XIV, XIII32 и вторая половина XIV в.), однако эта неточность исправлена А.А. Туриловым в Приложении к Сводному каталогу рукописей XIV в., где он отмечает “однотипностьˮ почерков. При этом кодекс Тип. 106 (именно к этой рукописи даются уточнения в 1-м выпуске СК XIV) исследователь датирует второй половиной (концом?) XIV в., хотя и отмечает, что второй почерк (на л. 68–91v) “производит впечатление более позднего (перв. пол. XV? в.)ˮ [52, с. 576]. В настоящее время Минея на апрель (Тип. 111) на сайте РГАДА датируется уже первой четвертью XV в., тогда как в описании мартовской Минеи Тип. 106 все еще фигурирует дата XIII в.33>>>> .png" class="image-formula"/> Причины таких колебаний в датировке миней неясны; можем только предположить, что всему виной маргинальность34).]]] второго почерка Тип. 106 (л. 68–91v), затрудняющая датировку традиционными палеографическими методами35. Хорошо известно, что в псковско-новгородском регионе второе южнославянское влияние и связанные с ним графико-орфографические инновации запаздывали, однако на какие “более поздниеˮ образцы ориентируется А.А. Турилов при датировке второго почерка Тип. 106, нам непонятно. Между тем, известные псковские датированные почерки первой половины XV в.36 характеризуются заметным единообразием (в отличие от XIV в.) и представляют собой принципиально иной каллиграфический тип устава, охарактеризованный В.Н. Щепкиным как манерный: “Этот почерк имеет некоторую сжатость букв, или что то же – большую их высотуˮ [60, с. 128]. Наши знания о псковских почерках первой четверти XV в. могут быть существенно расширены за счет Минеи праздничной со вставками из Триоди постной РГАДА, Тип. 13637>>>> .png" class="image-formula"/>, в которой на л. 214 представлен почерк дьякона Луки, переписавшего Евангелие 1409 г. и Стихирарь 1422 г.38 Для узкой датировки кодекса Тип. 136 важное значение имеет тот факт, что Лука, возможно, также переписавший л.189v–190, 214v–217v, и другие 10 (или 11) писцов совсем не используют графему ы (только ). Такую картину мы наблюдаем в Евангелии 1409 г. [57, с. 393], в то время как в Стихираре 1422 г. ы заметно преобладает [57, с. 398]. Поскольку для конца XIV – первой половины XV в. эта черта является прогрессивной, данное обстоятельство позволяет датировать рукопись Тип. 136 периодом до 1422 г. Значительная часть почерков этого кодекса, разумеется, довольно традиционна для Пскова, и они вполне могли принадлежать писцам второй половины XIV в.39 Тем не менее, “образцовˮ, близких второму почерку Минеи Тип. 106, нет и здесь.
54 Псковские почерки XIV в. довольно многообразны, менее каллиграфичны, чем в XV в., и имеют немало уникальных примеров, как в первой половине столетия (маргинальным почерком является почерк писца Явилы), так и во второй (шестой почерк Тип. 77 на л. 135v–136v, а также второй почерк, л. 34–73 [61, с. 27–28] Изборного октоиха 1374 г. Тип. 67, характеризующийся таким же, как во втором почерке Тип. 106, особым типом у, ср. в Тип. 67 vs. в Тип. 106).
55 Расширение возможного места создания рассматриваемых миней за счет новгородского региона существенно ситуацию не меняет. Как показали исследования М.Г. Гальченко [57, с. 386–420], уже в 30-е гг. XV в. в новгородских рукописях встречаются только почерки младшего полуустава либо почерки, совмещающие черты традиционного устава и младшего полуустава. При этом первая четверть XV в. представлена лишь двумя датированными образцами – Канонником 1411 г. (Соф. 399) и Стихирарем 1424 г. (Син. 897), почерки которых – соответственно поздний устав с элементами старшего полуустава и традиционный “манерныйˮ устав – также весьма далеки от того, что мы видим на л. 68–91v Минеи Тип. 106.
56 Ни один из первичных40 и ни один из вторичных уставных почерков кстовских Миней на январь, март и апрель (к вторичным относятся: запись на л. 1 Тип. 11141 и пробы пера на л. 98v; приписки на л. 108v Тип. 106) не содержат особенностей (элементов письма), связанных со вторым южнославянским влиянием. Таким образом, наиболее вероятным временем создания этой группы рукописей следует считать вторую половину XIV в.
40. Помимо общего для трех последних Миней почерка это второй почерк Тип. 106 и первый почерк Тип. 101 (л. 1v–2v).

41. Эта запись, возможно, содержит псковизм – императив поможи, однако надежным этот пример считать нельзя, так как народной формой на северо-западе была помоги без рефлекса второй палатализации [5, с. 41–45] и писец мог образовать искусственную форму с чередованием исходя из наличествующего в его речи (поможеть и т.п.).
57 Датировки комплекта кстовских миней можно представить в виде таблицы:
58 Табл. 2. Датировки кстовских миней42
янв. фев. март апр. май июнь июль авг. сент. окт. нояб. дек.
XII–XIII Т85 Т93 Т97
XIV1 Т105 Т112 Т116 Т123 Т127 Т90
XIV2 Т101 Т106 Т111
42. Интенсивностью заливки дополнительно отмечаются кодексы, содержащие общие почерки.
59 Наш особый интерес к позднейшей группе кстовских миней обусловлен тем, что их основной почерк (т. е. первый и основной исходный почерк Тип. 111 [на л. 14v две нижние строки переписаны другим почерком], первый почерк Тип. 106 и второй почерк Тип. 101) совпадает со вторым почерком Триоди Соф. 84. Сопоставление начертаний графем второго почерка Соф. 84, основного почерка Тип. 111 и первого почерка Тип. 106 представлено в табл. 3 (см. также илл. 5–7)43. Почерки совпадают во всех деталях – исключением является лишь архаичный тип ѥ, спорадически встречающийся в Тип. 106.
43. Снимками Служебной минеи на январь (Тип. 101) мы, к сожалению, не располагаем. Остальные снимки взяты с сайтов ОР РНБ и РГАДА .
60 Табл. 3. Почерк, общий для Соф. 84 и кстовских миней
Соф. 84 Тип. 111 Тип. 106
61

Илл. 5. Соф. 84, л. 5

62

Илл. 6. Тип. 106, л. 94

63

Илл. 7. Тип. 111, л. 16v

64 К сожалению, тождество почерка второго писца Софийской триоди и одного из почерков кстовских миней все же не позволяет надежно прояснить историю рассматриваемой рукописи, поскольку псковское происхождение рукописей Тип. 101, Тип. 106 и Тип. 111 на данном этапе не установлено. Позволим себе лишь предположить, что Триодь Соф. 84 могла быть создана в том же скриптории при церкви Свт. Николая44, который когда-то возглавлял Андрей Микулинский, – и, тем самым, упоминание некоего никольского попа в уникальном экстратексте на нижней крышке переплета не случайно.
44. Впрочем, и тезис о том, что скрипторий, в котором работали Андрей и Козьма Попович, находился при церкви Свт. Николая, – тоже не более чем предположение современных исследователей [25, с. 58].

Библиография

1. Куприянов И. Обозрение пергаменных рукописей Новгородской Софийской библиотеки. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1857.

2. Предварительный список славяно-русских рукописей XI–XIV в., хранящихся в СССР / Сост. Н.Б. Шеламанова // Археографический ежегодник за 1965 год. М.: Наука, 1966. С. 177–272.

3. Triodion und Pentekostarion nach slavischen Handschriften des 11–14. Jahrhunderts / Hrsg. v. M.A. Momina, N. Trunte. T. I: Vorfastenzeit. Paderborn etc.: Schöningh, 2004; T. II: 1. bis 4. Fastenwoche. Paderborn etc.: Schöningh, 2010.

4. Крысько В.Б. Экстратексты древнерусских рукописей: пролегомены к изданию // The oldest linguistic attestations and texts in the Slavic languages. Wien: Holzhausen, 2018. С. 191–211.

5. Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М.: Языки славянской культуры, 2004.

6. Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 1–31–. М.: Наука, Азбуковник, Нестор-История, 1975–2019–.

7. Словарь древнерусского языка (XI–XIV вв.). Т. I–XII–. М.: Русский язык; Азбуковник, 1988–2019–.

8. Ипатьевская летопись. М.: Изд-во вост. лит., 1962. (Полн. собр. рус. летописей; Т. 2.)

9. Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 2: История России с древнейших времен. Т. 3–4. М.: Мысль, 1988.

10. Срезневский И.И. Материалы для Словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук. Т. 1. 1893. Т. 2. 1902. Т. 3. 1912.

11. Востоков А.Х. Словарь церковнославянского языка. Т. 2. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1861.

12. Славяно-русский Пролог по древнейшим рукописям: Тексты, источники, комментарии. URL: http://prolog-manuscript.org/index.php

13. Słownik prasłowiański. T. ΙI. Wrocław etc.: Wyd-wo Polskiej AN, 1976.

14. Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд. Вып. 1–41–, М.: Наука, 1974–2018–.

15. Крысько В.Б. Очерки по истории русского языка. М.: Гнозис, 2007.

16. Stern D. Incipitarium liturgischer Hymnen in ostslavischen Handschriften des 11. bis 13. Jahrhunderts. T. I–III. Paderborn; München; Wien; Zürich: Schöningh, 2008. (Abhandlungen der Nordrhein-Westfälischen Akademie der Wissenschaften. Bd. 118,1–3; Patristica slavica. Bd. 16,1–3.)

17. Новгородская харатейная летопись. М.: Наука, 1964.

18. Ильина книга: Рукопись РГАДА, Тип. 131 / Лингвистическое издание, подготовка греческого текста, комментарии, словоуказатели В.Б. Крысько. М.: Индрик, 2005.

19. Лопушанская С.П., Шептухина Е.М. Обратный словник. 3-е изд. М.; Волгоград, 2002. (Словник-индекс и обратный словник к Словарю древнерусского языка (XI–XIV вв.). Т. 2).

20. Каталог славяно-русских рукописных книг XI–XIV вв., хранящихся в ЦГАДА СССР. Части 1, 2. М.: ЦГАДА, 1988. 350 с.

21. Крысько В.Б. Новые материалы к истории древненовгородского номинатива на -е // Вопросы языкознания. 1993. № 6. С. 78–88.

22. Столярова Л.В. Свод записей писцов, художников и переплётчиков древнерусских пергаменных кодексов XI–XIV вв. М.: Наука, 2000.

23. Милятино евангелие. Рукопись РНБ, F.п.I.7. Лингвистическое издание. Указатели. Исследование / Подгот. текста, комм. Г.А. Молькова. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2018.

24. Васильев В.Л. Славянские топонимические древности Новгородской земли. М.: Языки славянской культуры, 2012.

25. Калугин В.В. Андрей Микулинский и Козьма Попович – псковские писцы XIV в. // Книжные центры Древней руси XI–XIV вв. СПб.: Наука, 1991. С. 41–61.

26. Коробенко Л.А. Från Pskov till Uppsala – så här! // Яко благопѣснивая птица: Hyllningsskrift till Lars Steensland. Stockholm: Stockholms universitet, 2006 (Acta Universitatis Stockholmiensis; Stockholm Slavic studies; 32). С. 72–87.

27. Ладыженский И.М. О палеографических методах датирования. Краткий обзор датированных почерков второй половины XIII – первой половины XIV в. // Sub specie aeternitatis: Сб. научн. статей к 60-летию Вадима Борисовича Крысько. М.: Издательский центр “Азбуковникˮ, 2021. С. 58–134.

28. Псковские летописи. Вып. 2 / Под. ред. А. Н. Насонова. М.: Изд-во АН СССР, 1955.

29. Покровский А.А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. М.: Синодальная типография, 1916.

30. Дурново Н.Н. Русские рукописи XI и XII вв. как памятники старославянского языка [1924–1926] // Дурново Н.Н. Избранные работы по истории русского языка. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 391–494.

31. Попов Г. Триод // Кирило-Методиевска енциклопедия. Т. IV. София: Издательство на Българска академия на науките, 2003. С. 169–178.

32. Славева Л. За старословенскиот триод // Slovo. 1972. No. 22. С. 93–116.

33. Mošin V. Heretici trojezičnici u staroslavenskom prijevodu trioda // Slovo. 1972. No. 22. S. 117–125.

34. Slovník jazyka staroslověnského. I–IV. Praha: Nakl. Československé akademie věd, 1958–1997.

35. Крысько В.Б., Хок В. Мучение Ирины. Византийское житие в старославянском переводе: Издание. Исследование. Указатели. М.; СПб.: Нестор-История, 2021.

36. Крысько В.Б., Мольков Г.А. Восточнославянские рукописи XI–XIII вв.: Лингвистические очерки. М.: ИЦ “Азбуковникˮ, 2020.

37. Ильина книга (XI в.): Исследования. Указатели / Подгот. В.Б. Крысько, И.М. Ладыженский, Т.И. Межиковская. М.: Азбуковник, 2015.

38. Follieri H. Initia hymnorum Ecclesiae graecae. Vol. I–V. Città del Vaticano: Biblioteca Apostolica Vaticana, 1960–1966.

39. Παρακλητικὴ ἤτοι Ὀκτώηχος ἡ μεγάλη. Ἐν Ῥώμῃ, 1885.

40. Jagić V. Entstehungsgeschichte der kirchenslavischen Sprache. Neue bericht. u. erw. Ausg. Berlin: Weidmann, 1913.

41. Τριῴδιον κατανυκτικόν, περιέχον ἅπασαν τὴν ἀνήκουσαν αὐτῷ ἀκολουθίαν τῆς ἁγίας καὶ μεγάλης Τεσσαρακοστῆς. Ἐν Ῥώμῃ, 1879.

42. Řecko-staroslověnský index. T. I, fasc. 1–8–. Praha: Euroslavica; Slovanský ústav Akademie věd České republiky, 2008–2014–.

43. Голоскевич Г.К. Евсевиево евангелие 1283 года. Опыт историко-филологического исследования. СПб.: Отд. рус. яз. и словесности Имп. Акад. наук, 1914.

44. Колесов В.В. ВЬСЬ, ВСЬ, ВЕСЬ, ВСЕ, ВХЕ, СВЕ — “omnis” // Эволюция и предыстория русского языкового строя. Межвузовский сборник. Горький: Горьковский технический университет им. Н.И. Лобачевского, 1978. С. 28–36.

45. Соболевский А.И. Труды по истории русского языка. Т. 2: Статьи и рецензии. М.: Языки славянских культур, 2006.

46. Каринский Н.М. Язык Пскова и его области в XV веке. СПб.: Типография М.А. Александрова, 1909.

47. Кандаурова Т.Н. К истории древнепсковского диалекта XIV в. (О языке псковского Пролога 1383 г.) // Труды Института языкознания. Т. VIII. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 178–286.

48. Горская Е.В. Из истории языка Северо-Западной Руси начала XIV в. (По рукописям псковского скриптория Андрея Микулинского и Козьмы Поповича): Дис. ... канд. филол. наук. М., 2002.

49. Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР: XI–XIII вв. М.: Наука, 1984.

50. Столярова Л.В., Каштанов С.М. Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.). М.: Университет Дмитрия Пожарского, 2010.

51. Балтиморский служебник: Древнерусский служебник первой половины XIV в.: балтиморская и петербургская части. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2018.

52. Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в России, странах СНГ и Балтии. XIV в. Вып. 1 (Апокалипсис – Летопись Лаврентьевская). М.: Индрик, 2002.

53. Предварительный список славяно-русских рукописных книг XV в., хранящихся в СССР: (Для Сводного каталога рукописных книг, хранящихся в СССР). М.: АН СССР; ИНИОН; Археографическая комиссия, 1986.

54. Дополнения к “Предварительному списку славяно-русских рукописных книг XV в., хранящихся в СССРˮ (М., 1986). М.: РАН, Институт славяноведения и балканистики, Археографическая комиссия, 1993.

55. Каталог славяно-русских рукописных книг XV века, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов. М.: Древлехранилище, 2000.

56. Фрюхтель А.М. Оформление псковских рукописей конца XIV — первой четверти XV в., написанных дьяконом Лукой // Искусство рукописной книги: Византия. Древняя Русь: Тез. докл. междунар. конф. Москва, 17–19 ноября 1998 г. СПб.: Дмитрий Буланин, 1998. С. 40–41.

57. Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах Древней Руси. Избранные работы. М.; СПб.: Алетейя, 2001. (Труды Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, I)

58. Клосс Б.М. Предисловие к изданию 1998 г. // Полное собрание русских летописей. Т. 2: Ипатьевская летопись. М.: Языки русской культуры, 1998. С. F–N.

59. Шахматов А.А. Несколько заметок об языке Псковских памятников XIV–XV в. (По поводу книги “Николай Каринский. Язык Пскова и его области в XV векеˮ СПб 1909 […] // Журнал Министерства народного просвещения. 1909. № 7. С. 105–177.

60. Щепкин В.Н. Русская палеография: Учебник для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 1999.

61. Михеев С.М. Еще раз о записях попа Саввы и других писцов псковского Изборного октоиха 1374–1375 годов // Новгород и Новгородская земля. Письменность и книжность: Материалы научн. конф., Великий Новгород, 24–26 сентября 2019 г. Великий Новгород: Новгородский музей-заповедник, 2021. С. 27–36.

Комментарии

Сообщения не найдены

Написать отзыв
Перевести